Business is booming.

Американцы решили взять Москву хитростью

0 0

Американцы решили взять Москву хитростью

Соединенные Штаты надеются увидеть в России «дружественного партнера». Соответствующее заявление сделал глава пресс-службы Совета национальной безопасности (СНБ) Белого дома Джон Эллиот.

По словам Эллиота — их приводит издание Washington Post, — президент США Дональд Трамп нацелен на то, чтобы установить хорошие отношения со всеми странами, однако ни один глава государства после Рональда Рейгана «не проявлял такой решимости по отношению к Москве».

В этом, правда, нет ничего нового. Трамп и сам неоднократно заявлял, что именно он по сравнению со своими предшественниками всегда наиболее жестко был настроен к России.

Интереснее другая формулировка представителя вашингтонской администрации, в которой он призывает дружить.

«Трамп, — говорит Эллиот, — знает, что мир достигается при помощи силы, а мы ищем другой путь с Россией — тот, на котором Россия воздерживается от агрессии за рубежом и становится дружественным партнером США и Европы».

Какую именно «агрессию» мы должны прекратить, осталось неясно. Поскольку тему эту спикер Совбеза развивать не стал.

Зато ее в полной мере попытался развить кандидат в президенты от демократов Джо Байден, указавший в интервью телеканалу CBS на Россию как на главную угрозу США в международных делах «в плане подрыва безопасности и альянсов».

И это, понятно, не лично его одного точка зрения. Сторонников подобного взгляда на Россию в американском истеблишменте на сегодняшний день подавляющее большинство.

Неслучайно наш министр иностранных дел Сергей Лавров в недавнем интервью трем российским радиостанциям заметил, что не знает, может ли быть еще большее охлаждение российско-американских отношений. Причем, он считает, что ситуация не изменится и после выборов в США, потому что проигравшая сторона все равно обвинит Москву во вмешательстве.

Россию, по выражению Лаврова, «уже записали в главные вершители судеб Америки».

И где здесь искать пути к «дружественному партнерству»?

— В том, что Штаты, с одной стороны, ищут в лице России партнера, а с другой — считают ее главной угрозой, я не вижу никаких противоречий, — комментирует ситуацию руководитель экспертного совета Фонда стратегического развития, политолог Игорь Шатров. — Потому что и то, и другое — лукавство.

Будем откровенны. Американцы, на самом деле, недооценивают истинные наши возможности, и Россию серьезным противником не считают. Таким противником на данном этапе они считают, конечно, Китай.

«СП»: — Но тот же Байден почему-то говорит о Китае, не как о противнике, а как о крупнейшем конкуренте…

— Вопрос не в том, что они заявляют, а что думают. И, конечно, основным врагом своим они считают Китай.

Нам же, называя нас сильными и опасными, больше подыгрывают. Хотя реально так и есть. Но только мы не враг, мы — сильный соперник.

Подыгрывают нашим амбициям. И, тем самым, склоняют нас к тому, что два сильных игрока на международной арене должны объединить свои усилия, стать надежными партнерами и в этом партнерстве противодействовать росту третьего крупного игрока на международной арене — Китая.

О том, что Китай претендует на звание великой державы в полном смысле этого слова — не только из-за наличия ядерного потенциала, экономики и численности населения, — говорил и наш президент. Об этом, в принципе, говорят все, и все это признают.

«СП»: — Получается, что американцы нацелились на дружбу с Россией для противодействия Китаю?

— Конечно. Их принцип хорошо известен — разделяй и властвую.

Штаты начали свою большую игру с Китаем еще в начале семидесятых. Они тогда отказали в признании Тайваню и признали КНР, которая стала членом Совбеза ООН, как преемница Китайской республики — того Китая, который победил вместе с союзниками во Второй мировой войне.

У нас в тот период отношения с Пекином были специфическими. Я не хочу сказать, что они были враждебными, но они не были столь дружественными, например, как сейчас.

Теперь, когда дружественные отношения между нашими странами вновь укрепились, американцам очень хочется добиться раскола. Ведь это страшный сон для них — союз России и Китая, союз России и Германии. Поэтому по всем этим потенциально возможным союзам США каждый раз бьют по-своему.

Например, всячески препятствуют нашему сотрудничеству с Германией и в целом с Европой по проекту «Северный поток — 2»

С Китаем та же ситуация.

Буквально на днях, напомню, на заседании Валдайского клуба прозвучало заявление Путина о возможном военном союзе с Китаем. О том, что, в принципе, это не является чем-то фантастическим и в определенных условиях возможно. И это, я думаю, еще больше насторожило те силы в США, которые рассчитывают, что гегемония Вашингтона в мире продлится бесконечно.

Поэтому после выборов, возможно, опять будут делаться попытки какого-то заигрывания с Россией, независимо от того, кто займет Белый дом.

Но мы уже, по-моему, осознали окончательно и бесповоротно, что только наступательная наша внешняя политика будет давать эффект. Мы уже не верим обещаниям и понимаем, что инициатив без «второго дна», от США ожидать не стоит.

Поэтому и предложение «дружить» можно рассматривать только так: союз с Россией ради раскола потенциального союза России и Китая. Только такой союз американцы нам могут предложить.

Хотя у них есть все возможности и для другого союза. В том плане, что они могут предложить мощное сотрудничество, могут предложить деньги, какие-то совместные проекты…

«СП»: — Простите, но мы все это проходили в девяностые и в полной мере испытали на себе, что означает их «дружба»… Сейчас от этой «дружбы» бьется в конвульсиях Украина…

— Да, это так. Но цель того периода лояльности к России была немножко другой. Цель была — разрушить Россию. Не случилось. Хотя, конечно, планы эти не оставлены, но они не являются первоочередными.

Сейчас для них главное не допустить возможное возникновение союзов между, опять же, Россией и Китаем, Россией и Германией, любыми другими сильными государствами или союзами государств. Поэтому Китаем они не ограничатся, и будут всячески мешать также нашему сотрудничеству с Индией.

Но противостояние у них сейчас идет, в первую очередь, с Поднебесной. Что не должно нисколько снижать нашу бдительность.

Военная мощь КНР, по крайней мере, в ядерном потенциале пока слаба, и мы являемся единственным равнозначным военным противником США. Единственным балансом, который эту американскую силу уравновешивает.

«СП»: — И какую «агрессию в мире» мы должны прекратить, чтобы они в нас признали «партнеров»?

— Они лицемерят, конечно, но ничего нового в этом нет. «Агрессией» они называют нашу поддержку Донбасса гуманитарную, которая выдается за военную. И операцию в Сирии, где мы, вроде бы, вместе, боремся с терроризмом. В то же время, то, что мы боремся с терроризмом вместе с Асадом, это, конечно, американцев не устраивает.

Нам предлагают фактически сдать всех наших союзников и остаться один на один с США.

То есть, нам говорят: «Америка заменит вам всех. Мы самая мощная держава, и вам не нужны ни Китай, ни Сербия, ни Сирия, вам не нужны ваши постсоветские государства. Не надо никого поддерживать, дружите с нами, и все будет хорошо».

Это та же «песня», которая исполнялась двадцать-тридцать лет назад, и мы на это в свое время повелись. Но, повторюсь, если мы поддадимся опять на эти посулы, они вначале разрушат наши отношения с другими государствами, а потом разрушат и Россию. Это понятно. Проект разрушения России, он просто переставлен у них в шкале приоритетов.

Но сейчас Китай представляет для Америки самую большую угрозу. США и хотели бы сделать его ручным и послушным. Но экономики двух стран настолько переплелись, что превратились в систему сообщающихся сосудов. И любые жесткие действия в отношении Китая тут же ударят бумерангом по самим США.

А если появится другая система координат, в которой будет половина мира участвовать, где будет своя банковская система, своя резервная валюта, свои рынки — т.е. когда возникнет такая структура, в которой Россия, Китай, государства Европы и Азии участвуют, — то тогда США вообще окажутся ненужными. Этого они и боятся больше всего — боятся, что Китай перережет эту «пуповину», которая сейчас его связывает с Америкой. А более тесное сотрудничество с нашей страной, этот «первый шаг» на пути ухода Китая от американской зависимости.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

семнадцать + 17 =