Business is booming.

«Бархатный сезон» — 2020: Накроет ли вторая волна коронавируса Москву, Питер, Крым, Сочи, Урал, Краснодар

0 1

«Бархатный сезон» — 2020: Накроет ли вторая волна коронавируса Москву, Питер, Крым, Сочи, Урал, Краснодар

С 28 сентября московские власти ужесточают режим ограничений, связанных с коронавирусом. Всего за день суточный прирост новых случаев COVID-19 в столице подскочило с тысячи до полутора тысяч, а 25 сентября было зафиксировано 1792 новых пациента — самое большое число за последние три с половиной месяца. По всей стране число новых случаев превысило 7,5 тысячи.

Пока что ограничения коснутся только москвичей старше 65 лет, беременных и недавно родивших женщин, а также людей, страдающих хроническими заболеваниями. Мэр Москвы Сергей Собянин рекомендовал им соблюдать режим самоизоляции — без необходимости не выходить из дома, временно отказаться от контактов с родственниками и знакомыми, которые проживают отдельно.

Правда, градоначальник позднее пообещал, что штрафовать и блокировать социальные карты пожилых москвичей за выход из дома, как весной, не будут. Также им разрешаются прогулки и занятия спортом на улице.

Кроме того, предприятиям столицы рекомендовали снова перевести работников на дистанционный режим работы. Но только рекомендовали — строгого предписания перейти на «дистанционку» пока нет. Сама мэрия с понедельника отправит работать дома 30% сотрудников.

Наконец, столичные власти напомнили, что ограничения на проведение публичных и массовых зрелищных мероприятий, как и масочно-перчаточный режим никто не отменял. При отсутствии средств защиты посетителей могут не пустить в магазин или оштрафовать, штрафовать будут и сами магазины, которые не соблюдают эти санитарные нормы. О возобновлении пропускной системы речи в указе не идет.

«Всем нам очень не хочется возвращаться к жестким ограничениям нынешней весны. Надеюсь, что мы сможем избежать этого», — заканчивает свое обращение в блоге Собянин.

24 сентября президент России Владимир Путин призвал не расслабляться в борьбе с коронавирусом, чтобы властям не пришлось возвращать ограничительные меры. Как отмечают эксперты, заметно, что руководству страны и столицы пока что действительно не хочет возвращаться к режиму жестких ограничений по весеннему образцу. Судя по тому, что в прошлый раз Москва во многом была образцом для регионов, сейчас другие области также будут принимать решения с оглядкой на столицу.

Во-первых, медицинские показатели пока что позволяют обойтись без крайних мер. Как сообщили в оперативном штабе, сейчас в Москве показатели заболеваемости в 3,7 раза ниже, чем были на пике эпидемии. Во-вторых, страна до сих пор не оправилась от экономического шока после весеннего карантина, точнее, режима повышенной готовности, как он официально назывался.

Хотя в Минэкономразвития уверяют, что падение ВВП окажется вовсе не таким серьезным, как утверждали первоначальные прогнозы, а по итогам года этот показатель снизится только на 3−4%, эксперты считают, что трудности еще впереди. Во втором квартале реальные располагаемые доходы населения упали на 8% – рекорд с 1999 года. Малый и средний бизнес также в крайне тяжелом положении, и это при том, что до сих пор действует мораторий на банкротства, который, по данным Интерфакса могут продлить еще на три месяца.

Европейские страны пока что также не спешат возвращаться к самым строгим формам карантина. Еще 20 августа Всемирная организация здравоохранения сообщила, что Европа может противостоять пандемии коронавируса, не прибегая к полному прекращению функционирования экономики, поскольку власти европейских стран накопили достаточно информации о COVID-19.

По мнению политолога, директора Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павла Салина, власти будут до последнего стараться избежать введения таких же серьезных экономических ограничений, как весной. Однако административные ограничения вполне могут ужесточаться и дальше, причем, как считает эксперт, не столько в связи с медицинской, сколько с политической ситуацией.

— В вопросе карантина идут параллельно два сюжета — экономических ограничений (так называемый локдаун) и административно-политических ограничений. Весной у власти был цейтнот и неразбериха. Непонятно было, что делать, поэтому она вводила все ограничения без разбора, и они были тесно переплетены.

Сейчас власть перегруппировалась, отдышалась и четко разделяет эти вопросы. Экономический локдаун руководство страны не хочет и не будет вводить до последнего. Доходы населения и так серьезно просели, компенсировать их не везде получилось, даже там, где это пытались сделать. Вновь входить в ситуацию фронтальных экономических ограничений власть не хочет и сделает это только в случае крайней необходимости, условно говоря, если возникнет ощущение, что без них люди начнут замертво падать на улицах.

Компенсировать выпадающие доходы населения власть если и может, то уж точно не хочет. А введение экономических ограничений без реальной компенсации уж точно вызовут социальное недовольство.

Отчасти нечто подобное произошло в Белоруссии, где ситуация с коронавирусом стала одним из триггеров протеста, правда, там недовольство было вызвано не столько экономической, сколько медицинской ситуацией. Но наша власть понимает, что если она не сможет выглядеть защитником населения, то это вызовет бурный рост протестов, чего она не хочет. Экономические ограничения будут вводиться в самом крайнем случае.

«СП»: — А что с административно-политическими ограничениями?

— Они идут отдельной строкой. Во-первых, был обкатан определенный опыт весной, а, во-вторых, власть гораздо больше уверена в том, что Россию ждет всплеск политического недовольства. Такая уверенность начала появляться в аналитических записках провластных аналитиков с мая, а ситуация в Хабаровске это мнение подтвердила.

Поэтому административно-политические ограничения власть будет усердно педалировать. Для этого даже не нужно ничего вводить с юридической точки зрения, они все уже существуют — это и запрет на общественные мероприятия, и социальная дистанция, и другие нормы. Другое дело, что в условиях невысокого уровня протестной активности (или наоборот, слишком высокой, как в Хабаровске), на соблюдение этих мер не обращали внимания. Теперь же власть будет отслеживать ситуацию, держать руку на пульсе, чтобы в зависимости от ситуации в течение одного-двух дней снова ввести «режим повышенной готовности», то есть административных ограничений.

Эксперт Экономической экспертной группы, руководитель направления «Фискальная политика» Александра Суслина считает, что второй волны карантина российская экономика может не выдержать.

— Это вызовет большие макро- и микроэкономические проблемы — огромное количество банкротств, снижение благосостояния населения и потребительского спроса, падение экономики. Все взаимосвязано — у людей нет денег, чтобы покупать товары, поэтому и промышленность начинает производить меньше, экономика падает в яму.

Не говоря уже о том, что карантин требует дополнительных мер господдержки, на которые у правительства нет особых ресурсов. Поэтому с экономической точки зрения новый режим ограничений крайне нежелателен. Мы оставляем за скобками медицинскую необходимость, понятно, что если это вопрос жизни и смерти, нужно учитывать другие критерии. Но если есть возможность карантина избежать, нужно постараться это сделать. Потому что у нас, к сожалению, не настолько социальное государство, чтобы оно в полной мере брало на себя все риски, связанные с невозможностью заниматься предпринимательской деятельностью.

«СП»: — Но по официальным данным падение экономики было не таким уж большим, даже меньше, чем в Европе…

— Качество подсчетов Росстата — это отдельный вопрос. Но даже без этого фактора нужно отметить, что уровень жизни населения лишь в некоторой степени отражается в макроэкономических показателях, в том числе в падении ВВП. Это усредненная цифра. В карантин некоторые отрасли чувствовали себя вполне хорошо, и за их счет падение оказалось не таким большим. Это не означает, что у нас в экономике нет проблем.

Кроме того, прогнозы о падении на 3%-4% по итогам года составлены исходя из того, что второй волны коронавируса не будет, а экономика начинает ускоренными темпами наверстывать упущенное в начале года. Но, как мы видим, этот сценарий очень оптимистичный.

«СП»: — Какие отрасли больше всего пострадают в случае жестких ограничений?

— В нашей стране больше всего страдает малый и средний бизнес, туризм и сфера услуг в широком смысле этого слова. Когда говоришь, что пострадают рестораны, на первый взгляд кажется, что это не страшно, поедим дома. Но это огромная индустрия, где люди получают зарплату, платят налоги, осуществляют закупки у поставщиков в других сферах и так далее. От карантина страдает вся цепочка.

Крупные предприятия пострадают меньше, так как наша экономика и политические решения заточены именно на поддержку системообразующих предприятий. Хотя объективно у них есть гораздо больше ресурсов для пережидания трудных времен. У мелкого и среднего бизнеса с этим гораздо сложнее.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

13 + 15 =