Business is booming.

Если завтра война, если завтра в поход?

0 0

Если завтра война, если завтра в поход?

История любого города Глупова обязательно должна быть связана с непременным упразднением пожарных частей, как минимум, их «оптимизацией». Зачем этих дармоедов держать, деньги на них тратить, если все равно ничего не горит? Вот, смотрите, уже неделю, а то и месяц, а то и целый год не горит. И вот по всему нашему Глупову — самому большому в мире — «оптимизировали» медицинские «пожарные части». Сократили количество больниц, коечный фонд, самих врачей. Молодцы!

Помню несколько лет назад митинги сокращаемых врачей на Суворовской площади в Москве — участвовали, практически, только сами врачи. Как будто это — их сугубо внутреннее корпоративное дело. Те же, кто ныне обоснованно негодует из-за невозможности получить нормальную медицинскую помощь, проходили мимо…

Говорят, что русский мужик — задним умом крепок. Или так: знал бы прикуп — жил бы в Сочи. Как минимум, проводил бы там все «рабочие совещания» (почти как главный в нашем Глупове). Но ведь многие знали и даже предупреждали, что нельзя столь преступно легкомысленно «оптимизировать» то, что ранее обоснованно называлось здравоохранением. Где все те, кто предупреждал? Скажем так — далеко на обочине. А где все те, кто предупреждениям не внимал? Бодро маршируют по главной магистрали, ведут за собой колонны энтузиастов дальнейшей «оптимизации» самого большого в мире государства.

И очень мучает Глупов вопрос: что будем осваивать в первую очередь — Луну или Марс? А, может, сначала Венеру?

Вот только робкое сомнение: а что, где-то там есть залежи тестов на короновирус? Запасы антибиотиков? Наконец, элементарных коек для больных, баллоны с кислородом и индивидуальные боксы для инфицированных?

Россия, конечно, великая держава. Может выступить посредником между воюющими сторонами, например, между Арменией и Азербайджаном. А между больными и больницами, в которые больных не принимают, так как элементарно койки заканчиваются — кого позовем в посредники?

И еще. Раньше, если что не так, можно было проконсультироваться с врачом, подобрать литературу в библиотеке. И нас строго предупреждали: ни в коем случае не занимайтесь самолечением — исключительно к врачу. Но кому, какому врачу сейчас есть дело до нас, если только мы уже не падаем без дыхания? Омская история с катанием скорой помощью нескольких тяжелейших больных между не принимающими их больницами в течение всего рабочего дня — у всех (кроме подсевших на гостелеканалы) на слуху.

Раскрыл нам свои объятия интернет. Казалось бы, найти нужную информацию должно стать проще. Но не тут-то было: степень засорения с виду, казалось бы, даже вполне пристойных изданий совершенно мусорной якобы информацией (плохо скрытой рекламой) медицинского характера, буквально, зашкаливает. И даже при помощи поисковиков найти добросовестные издания и действительно полезную информацию не подготовленному профессионально пользователю оказывается не так просто. И, тем более, найти компромисс: добросовестное издание и, одновременно, текст на языке популярном, понятном не только узким специалистам.

И потому немного личного опыта, надеюсь, кому-то он будет полезен.

Мы всей семьей переболели. Со всеми совершенно одинаковыми симптомами, включая полную потерю обоняния и прочие проблемы и последствия.

Сначала сын — преподаватель. Их этой осенью как-то странно то переводили на дистанционку, то на очное преподавание, то вообще вперемежку: часть преподают дистанционно, а на часть занятий надо ехать и преподавать очно. С масками, конечно, на расстоянии, но что это дает в закрытом помещении, в котором занятие — полтора часа?

Больничный сыну дали, взяли мазки из носа и горла, но короновирус не выявили. Значит, и мы, живущие вместе с ним, не на карантине, а люди от нас защищены исключительно в пределах нашей индивидуальной сознательности.

Сын лечился дома домашними средствами — как всегда лечился от ОРЗ и гриппа: мед, малина, клюква, лук и чеснок, как можно больше пить и выводить токсины из организма (внимание: я — не врач, это только личный опыт). День примерно на четвертый-пятый пропало обоняние, но короновирус-то не выявлен…

Как мы ни защищались, какие меры относительной изоляции и предосторожности ни принимали, но примерно через неделю заболели и мы с женой. Сына, при этом, выписали с больничного как после простого ОРЗ (с так и не вернувшимся обонянием). И он снова стал ездить преподавать.

К жене вызванный врач ехал … три дня (слишком много вызовов — это в Москве, в которой считается, что все еще сравнительно благополучно). Мазки взяли на следующий день и лишь еще через три дня сообщили, что короновирус подтвердился — попросили быть дома и ждать ковидную бригаду. Бригада прибыла еще через день: померили содержание кислорода в крови (вроде, ключевой показатель для этой болезни), взяли мазки у меня и предложили жене подписать хитрую бумагу, по сути, об ответственном лечении-самоизолировании на дому. Об этой бумаге и о том, что в ней, с нашей точки зрения, подписывать не стоит, ниже. А пока продолжим о самой болезни и лечении.

День на пятый и у нас с женой, в дополнение к ломоте и температуре, пропало обоняние. Мучительный кашель появился значительно позже. Лечились так же домашними средствами. Знакомые врачи проконсультировали (внимание: я — не врач, это лишь мой пересказ, некоторое суммирование):

— болезнь коварная, воспаление легких развивается почти бессимптомно, врачом хрипы не прослушиваются, рентген ничего не показывает — точная диагностика поражения легких возможна только на компьютерной томографии;

— стараться не лежать на спине; если нет высокой температуры, то без нагрузки, но стараться гулять (это если оказались на даче, то есть, если без опасности заразить окружающих), двигаться;

— если будет одышка, затруднение дыхания — вызывать скорую, просить врача измерять содержание кислорода в крови, если устойчиво меньше 95% – надо срочно на компьютерную томографию легких;

— приборчик — пульсоксиметр (просто надевается на палец, просвечивает и по цвету крови определяет насыщении кислородом) — невредно купить и контролировать важнейший при этой болезни параметр самим; прибор относительно недорогой, в интернет-магазине с доставкой до квартиры нам обошелся в 1700 рублей;

— если (уже не в первые дни болезни) резко «свечкой» повысится температура, вызывать скорую; если кислород в крови в норме, то, вероятно, пропишут антибиотики;

— болезнь поражает сосуды, способствует тромбообразованию — целесообразно разжижение крови (разумеется, по рекомендации и под контролем врача);

— выход из болезни, даже при благоприятном течении и лечении на дому, с медленным восстановлением и периодическими «рецидивчиками» симптомов — довольно долго надо стараться соблюдать щадящий режим.

Рекомендациям мы последовали, вроде, пока сравнительно успешно.

Через пару дней после взятия мазков у меня пришел ответ: короновирус не выявлен.

Внимание, на нашем примере: из троих в нашей семье, живущих вместе в Москве, болевших одновременно с совершенно одинаковыми симптомами, в статистику заболеваемости короновирусом попал лишь один. Соответственно, лишь этот один был на карантине (с попытками драконовских до абсурдности «мер контроля»). Мы же, проживающие совместно — исключительно в пределах нашей собственной сознательности. А сколько еще болевших, но вообще к врачам официально не обращавшихся?

В Питере, насколько можно судить по сообщениям друзей и знакомых, ситуация еще радикально хуже. Пару дней назад заболела семья друзей. Приехавший на вызов врач сказала, что на весь участок ей выделено… 3 теста. Соответственно, диагноз поставлен как просто ОРЗ. И никакого карантина. И в статистику вообще не попадают и, дай бог, не попадут — если успешно излечатся.

Стоит ли удивляться в этой ситуации попыткам властей города-страны Глупова ограничивать право врачей давать в СМИ информацию о ситуации с заболеваемостью короновирусом?

И важный вопрос: соглашаться ли самим добровольно намыливать веревку? Возвращаемся к хитрой бумаге, которую потребовала подписать ковидная бригада.

Применительно к установке на смартфон специальной программы контроля и слежки за собой, будучи уже наученной печальным опытом других (программа требует права доступа ко всему и даже права действовать самостоятельно и что-то в смартфоне менять, плюс, по сообщениям тех, кто ее загрузил, просто глючит, да еще и элементарные сбои связи, от нас не зависящие, рассматриваются как «уклонение»; в итоге приходят необоснованные штрафы и т. п.), соответствующий пункт жена подписать отказалась. Написала возражение — сделала приписку, что не сможет установить программу, так как не владеет соответствующими навыками. Подразумевая: если хотите следить и имеете на это право — следите, но сами, своими силами.

Добавлю от себя — свое понимание: гражданин вправе ограничиваться простым кнопочным телефоном или вообще телефона, даже стационарного, не иметь. Если считаете нужным следить и тому есть правовые основания — одевайте на ногу браслет как для находящихся на домашнем аресте. Но сам себе покупать веревку и намыливать ее — никто не обязан.

На это врачи ковидной бригады предупредили (спасибо им за это), что расписку с возражением никто все равно не читает, и потому спустя сутки начнут приходить штрафы — звоните в службу мониторинга за короновирусными больными.

До службы мониторинга дозвониться оказалось легче ночью. Продублировали информацию о своей электронной «непродвинутости», оператор зафиксировала заявление и присвоила ему номер — это уже плюс. Далее же оператор предложила два варианта: либо они принесут жене смартфон домой (жена сразу в ответ предупредила, что не владеет навыками и не справится), либо, оказалось, что есть такая возможность, контроль осуществляется путем периодической проверки — будут приходить, звонить в дверь и непосредственно проверять нахождение дома (спасибо оператору за информацию о такой возможности — в предлагаемой на подпись хитрой бумаге об этом нет ни слова). Разумеется, выбрали этот последний вариант.

После этого на телефон регулярно продолжали приходить грозные предупреждения об обязанности установить программу мониторинга и крупных штрафах в случае отказа. Пришлось еще пару раз звонить в службу мониторинга — «заявление есть, но оно еще на рассмотрении…».

Плюс что делать, если Вы на карантине, а оформленной на Вас машиной в это время пользуется кто-то другой? Кому и как сообщить, чтобы не приходили штрафы за нарушение карантина?

В службе мониторинга сказали, что они этим не занимаются и не знают…

На всякий случай подали электронное заявление в департамент транспорта — какова его судьба пока не известно, но и штрафов за якобы нарушение карантина (машина ездила по Москве под камерами) пока, вроде, нет.

Что здесь существенно: какую часть реально больных и, вероятно, заразных даже в Москве (где тестов больше), они контролируют столь драконовскими мерами (от которых нам удалось уклониться)? По нашему личному опыту — менее одной трети. Две трети и более — только на основе личной, невидимой никому более, ответственности каждого перед обществом. Так тогда, если жить и управлять государством не по-глуповски, на что должны быть направлены основные усилия, чему надо способствовать, а что — лишь имитация бурной деятельности, да еще и весьма болезненная для «попавшихся»?

И в заключение. Даже если город (имею в виду не столицу, но нечто существенно большее, раскинувшееся на одну восьмую территории страны) и Глупов, жить в нем могут и вполне разумные люди. И эти люди — мы — должны учиться извлекать уроки из происходящего, думать о будущем, готовиться к нему. Спрашивать с тех, кто сначала рушит медицинские «пожарные части» как якобы потерявшие актуальность, а затем когда «петух клюнет», бюрократическим ражем, необоснованными репрессиями и сокрытием информации о подлинном состоянии дел пытается выгородить себя и переложить ответственность на других.

Ведь завтра нас ждут новые неизвестные вызовы в иных сферах. Но и в тех других сферах глуповские начальники соответствующие «пожарные части» тоже наверняка, как якобы потерявшие актуальность, уже почикали…

…Но, одновременно, по-человечески относиться друг к другу. Абсурдность нынешних российских законов, постановлений и директив компенсируется именно человечностью большинства рядовых исполнителей. И потому не стоит самоотверженно бороться, например, против продавца, водителя трамвая или контролера в метро, просящих Вас одеть маску (независимо от отношения к полезности или вредности маски). Ведь их просто штрафуют, а то и лишат работы, заработка, возможности снимать жилье. Не секрет, что не самые благополучные и состоятельные работают продавцами, водителями и контролерами и т. п. Требовать сознательности на уровне самоотверженной борьбы против ненавистного режима, заставляющего нас надевать маски — это, наверное, стоит обратить на более благополучных и устроенных в жизни. И вообще, перефразируя старый советский анекдот, не стоит начинать переустройство «всей системы» с … парикмахерской. Нельзя доставлять тем, кто наверху, удовольствие наблюдать, как удалось стравить забитого жизнью «анти-масочника» со столь же забитым жизнью продавцом, водителем или контролером. У нас есть дела и планы поважнее.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пять × 5 =