Business is booming.

Карабах станет вторым Кипром?

0 0

Карабах станет вторым Кипром?

Армения рассматривает возможность признания независимости Нагорного Карабаха. Об этом в ходе встречи с российскими журналистами в Ереване заявил премьер-министр республики Никол Пашинян.

«Мы рассматриваем несколько вариантов — признание, подписание соглашения о стратегическом сотрудничестве, договора в сфере обороны. Все зависит от развития ситуации», — подчеркнул он.

И как это понимать?

Еще не очень понятно, что имеет в виду Пашинян под разными вариантами? О каком соглашении о стратегическом сотрудничестве может идти речь с непризнанным государством? А зачем нужен договор об обороне, если Армения и так выступает гарантом безопасности НКР?

Но самым интересным вариантом все же выглядит признание. И этот вариант не выглядит совершенно фантастическим — признала же Турция Северный Кипр, и до сих пор к ней никто в этом не присоединился, что, впрочем, Анкару мало заботит. Но повторит ли НКР судьбу ТРСК?

Надо понимать, что на признание Еревана Нагорного Карабаха негативно отреагирует не только Азербайджан, но и Турция, которые в ответ могут начать новую большую войну. Посол Азербайджана в России Полад Бюльбюль-оглы уже предупредил, что признание Арменией независимости Нагорного Карабаха будет означать «сожжение всех мостов».

«Реакция будет самой негативной. Вот тогда это уже будет только до конца», — подчеркнул он, назвав Пашиняна «виновником трагедии» и обвинив его в попытках разрушить переговорный процесс своими жесткими заявлениями.

Признание НКР Ереваном неизбежно встретит непонимание на Западе и грозит разрушить отношения между ЕС, США и Арменией.

А как, наконец, отреагирует Москва? Чем для нас может обернуться подобное развитие ситуации? Россия все это время пытается играть роль модератора, призывая стороны конфликта перейти к переговорам, а третьи страны не вмешиваться. Признание Карабаха, несомненно, полностью изменит расклад в этой игре…

— Признание независимости НКР повлечет за собой последствия, — уверен доцент политологии Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян.

— Во-первых, если Армения признает независимость НКР, то она автоматически выходит из Минских процессов. Вообще рушится весь переговорный формат вокруг Карабаха. И либо нужно создавать новый, либо признавать безальтернативность войны. Поэтому раньше Армения и не признавала — ради сохранения формального переговорного процесса.

Кроме того, если Армения не только признает НКР, но и сделает ее частью армянского государства, то возникнет вопрос с ОДКБ — вряд ли партнеры Армении признают Нагорный Карабах частью территории, входящей в ОДКБ. Не исключено, что Армении вообще придется тогда покинуть организацию.

Не исключено, что Армения признает НКР независимым государством, но вряд ли включит Карабах в состав Армении.

«СП»: — Как понимать слова Пашиняна о том, что в Армении изучают несколько вариантов — признание, подписание соглашения о стратегическом сотрудничестве, договора в сфере обороны и т. д.

— Все это (кроме признания) нужно для вида. Считайте это политико-дипломатическими ответами на азербайджанские демарши. Соответственно, эти ответы могут быть громкими — например, договор об обороне.

«СП»: — Что будет, если все же признает? Отношения с Западом испортятся?

— Нет, отношения с Западом не испортятся. Западу плевать. Испортиться могут отношения с Россией — в том случае, если это решение не будет согласовано с Москвой. Еще раз — сейчас у Армении есть основания признать независимость НКР. По примеру того, как Россия в 2008 году признала независимость Южной Осетии — после атаки на нее грузинских войск, презревших переговорный процесс. Так-то параллели очевидны — и Еревану нужно делать на них акцент.

«СП»: — А Росси как реагировать в таком случае? И если захотят признавать, с Россией вообще проконсультируются?

— С России обязательно проконсультируется. И все будет зависеть от того, захочет ли Москва наказать Баку за эту войну. Напомним, что Грузию мы наказали. В случае Азербайджана есть свои плюсы и минусы — и они будут взвешиваться на переговорах.

«СП»: — А как отреагирует Турция? Неизбежна ли в этом случае большая война? В Азербайджане этот шаг уже назвали сожжением мостов… Так ли это?

— Турция отреагирует усилением поддержки Азербайджана. Но не прямой войной. Прямое нападение Турции на Армению равно нападению на ОДКБ, со всеми вытекающими и прилетающими для Турции. Не говоря уж о проблемах для НАТО.

Что же касается Азербайджана — то что ему делать? Снова воевать? Козыри сильны до тех пор, пока их не выложили. Как только их выкладывают на стол, ими больше нельзя угрожать. Поэтому Азербайджан не может чем-то принципиально новым ответить.

«СП»: — Какая судьба может ждать признанный только одной страной Карабах? Как у Северного Кипра? Больше никто не признает?

— Нормальная судьба. Жил же как-то Карабах 25 лет де-факто независимым. Там прекрасная природа, работящие люди — проблем нет. Главное, чтобы не было войны.

— Власти Армении до сих пор говорили о возможности признания независимости Карабаха очень осторожно, — напоминает ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

 — Если на подобный шаг настроены всерьез, мировое сообщество, чаще, сразу ставят перед фактом. Ереван же ранее всячески подчеркивал, что не намерен форсировать вопрос.

Можно вспомнить, например, что законопроект о признании независимости Нагорного Карабаха уже рассматривался парламентом Армении в 2014 году и получил там поддержку 8 депутатов из 131. Также активизация обсуждения данной темы в Армении имела место, например, вскоре после «апрельской войны» в 2016 году. Скорее всего, до сих пор обращение официальных лиц Армении к данной теме были связаны со стремлением, прежде всего, вызвать беспокойство у Баку, а также сыграть на настроениях, по крайней мере, более жестко настроенной части внутренней аудитории.

«СП»: — Какова вероятность того, что это произойдет сейчас или в будущем?

— Скорее всего, сейчас Ереван также оставит подобный шаг на крайний случай, отсюда и осторожная формулировка Никола Пашиняна: «В нашей повестке есть такой вариант». Впрочем, «сплочение вокруг флага», которое сейчас происходит в Армении (впрочем, как и в Азербайджане) всегда задает у внутренней аудитории более высокую планку ожиданий, что власти вынуждены учитывать.

Возможно, вероятность реализации Ереваном такого шага будет чуть выше, если «горячая фаза» этого вооруженного конфликта будет принимать затяжной и более масштабный характер, а внутри Армении будет расти разочарование действиями правительства в карабахском вопросе. И все же, Пашинян, в действительности, деятель достаточно осторожный, а сейчас особого политического смысла в таком решении для него нет.

«СП»: — Если гипотетически произойдет признание, что тогда? Большая война неизбежна? Азербайджан уже пригрозил сожжением мостов…

— Такое решение Еревана, конечно, затруднило бы публичное проведение переговоров с Баку. Впрочем, на фоне эскалации вооруженного конфликта и высокой планки ожиданий у внутренней аудитории как в Армении, так и в Азербайджане ведение открытых переговоров сейчас затруднено и без этого. Масштаб нынешнего военного конфликта и вероятность его дальнейшего разрастания сейчас вообще слабо связаны с какими-либо публичными заявлениями из Еревана (но на сдерживание разрастания масштабов боевых действий может влиять позиция России).

При этом, даже если бы Ереван официально признал независимость Нагорного Карабаха, это еще не ставило бы крест на переговорах по проблеме. Как известно, Анкарой официально признана Турецкая республика Северного Кипра. Но обсуждению перспектив ее возвращения в состав обновленного единого государства на острове это нисколько не мешало. В 2004 году, как мы помним, дошло даже до референдума по этому вопросу, в соответствии с Планом Аннана. «Сожжением мостов», гипотетически, были бы официальные заявления из Еревана о вхождении территории Карабаха в состав Армении, но такой путь всерьез официальными лицами пока не обсуждается.

«СП»: — С Европой отношения у Пашиняна наверняка испортятся, если он пойдет на это шаг?

— Не факт, что отношения с государствами ЕС у Армении после такого решения испортились бы принципиально. Но могли бы дополнительно осложниться отношения Еревана с европейскими государствами, которые и раньше не поддерживали резолюции в его интересах на различных международных площадках (как правило, это страны, имеющие проблемы с сепаратистскими настроениями в своих регионах).

«СП»: — А как на такой шаг реагировать России? Чем это для нас может обернуться?

— Скорее, в случае такого шага Еревана дополнительно обострились бы уже существующие проблемные для России последствия нынешнего кризиса вокруг Карабаха. Например, проблемы при организации публичного диалога между Баку и Ереваном, а также противоречия внутри ОДКБ — не будем забывать, что в это объединение входят и государства, в значительной мере ориентированные на сотрудничество с Азербайджаном (прежде всего, Белоруссия и Казахстан).

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

14 − семь =