Business is booming.

Л. Гудков: Кремль имитирует борьбу Мишустин-Собянин, чтобы снять ответственность с Путина

0 3

Л. Гудков: Кремль имитирует борьбу Мишустин-Собянин, чтобы снять ответственность с Путина

Кремль работает над усилением политических позиций премьера Михаила Мишустина, и попутно ослабляет других возможных кандидатов на роль преемника Владимира Путина. Такую версию высказал «Собеседник».

Издание анализирует ряд публикаций Telegram-каналов. Так, «Политджойстик», который якобы ведет политолог Марат Баширов, обратил внимание на визит Мишустина в Ереван на фоне обострения конфликта в Нагорном Карабахе. По мнению авторов канала, это можно расценивать как попытку Кремля превратить премьера во второго после президента человека с серьезным международным кейсом, и увеличить его вес в российской политике.

«Премьер Мишустин прилетел в Ереван. Вопрос: полетит ли он потом в Баку? Если это случится, то станет понятно, что Мишустин выбран президентом Путиным на роль миротворца и в случае удачного поворота событий в Карабахе, а именно — прекращения огня, Мишустин станет реальным вторым человеком в системе власти России со своим ярким международным кейсом», — пишет «Политджойстик».

Кроме того, считает «Собеседник», Кремль пытается противопоставить Мишустина, московскому мэру Сергею Собянину, который набрал очки благодаря решительным мерам по борьбе с коронавирусом. Собянин был первым руководителем в России, кто распорядился создать при городской администрации оперативный штаб по борьбе с распространением инфекции. И лишь потом аналогичная структура была создана при российском правительстве.

Издание указывает, что в период карантина Путин неоднократно выражал неудовольствие действиями московского градоначальника, который в какой-то момент стал более заметной фигурой в стране, чем президент.

«Собеседник» также ссылается на недавнюю публикацию Telegram-канала «Кремлевский мамковед». Его авторы отмечают, что Путин возложил на Собянина личную ответственность за взрывные показатели роста заболеваемости в Москве.

«Основным фактором, кроме экономического коллапса, стал также проведенный ФСО опрос в отношении Собянина. Как показала социология, рейтинги мэра столицы обвалились, что ставит крест на любых его политических амбициях», — говорится в сообщении.

То есть, Кремль успешно справился с ослаблением популярности Собянина. И с укреплением Мишустина все вроде бы обстоит неплохо. Согласно сентябрьскому опросу ВЦИОМ, на прямой вопрос о доверии Владимиру Путину положительно ответили 67,7% респондентов, Михаилу Мишустину — 53,8%, Владимиру Жириновскому — 31%, Геннадию Зюганову — 26,6%, Сергею Миронову — 25,9% При этом показатель одобрения деятельности Путина составил 62,4%, Мишустина — 42,8%.

И остается только один вопрос: действительно ли Мишустин может сменить Путина — и при каких обстоятельствах?

— Попытка изобразить конкуренцию Мишустина и Собянина — это попытка снять часть ответственности с Путина за текущее положение дел в стране, — считает доктор философии, директор «Левада-центра”* Лев Гудков. — На мой взгляд, сегодня говорить о преемнике бессмысленно. Подобные версии — лишь дымовая завеса для сокрытия незыблемости и нескончаемости президентства Владимира Путина. Это имитация того, что у людей есть некоторые варианты выбора фигур, на которых можно ориентироваться, кому можно доверять — но не более того.

Реально, я считаю, ни Мишустин, ни Собянин не являются вполне самостоятельными фигурами. В особенности Мишустин — он полностью зависит от кремлевской администрации, то есть, от Путина. Собянин имеет некоторую дополнительную легитимацию — он все-таки выбранный мэр.

Но все равно — и позиции Мишустина, и Собянина — это шатко, неопределенно и лукаво. Потому что в любой момент — как только они наберут политического капитала и веса — их можно убрать.

«СП»: — Кремль усиливает поддержку Мишустина, ослабляя Собянина?

— Я считаю, это политтехнологические игры и аппаратные интриги. Все-таки Собянин известен только в центральном регионе, а в целом по России его известность очень низкая. В этом смысле он Мишустину не конкурент. Мишустин — федеральная фигура, и за ним в регионах следят с куда большим вниманием, чем за Собяниным.

На мой взгляд, конкуренция между Мишустиным и Собяниным — не тот сюжет, который всерьез нужно принимать во внимание.

«СП»: — Опрос ВЦИОМ показывает, что граждане больше чем Мишустину доверяют только Путину. Это результат накачки?

— Эти показатели связаны не с личным авторитетом или заслугами Мишустина, а с его позицией премьера. Любому человеку, получившему должность председателя правительства, обществом выдается большой кредит доверия. Этот уровень доверия и ожиданий держится на достаточно высоком — если, конечно, премьер не провалит полностью работу, как в свое время Медведев.

«СП»: — Вы говорите, имитация конкуренции Мишустин-Собянин — дымовая завеса нескончаемости президентства Путина. Если, скажем, в стране начнут множится протесты по примеру Хабаровска — Путин станет для элиты неприемлемым лидером, потребуется его замена?

— Дело не в массовых настроениях. Такие настроения могут очень быстро реконфигурироваться, если произойдет сильный раскол элит, и обозначатся противостоящие партии — как это было, скажем, в противостоянии ГорбачевЕльцин. В такой ситуации должен обозначиться и противостоящий лидер.

Что принципиально, этот лидер должен обладать некоторым ресурсом политических действий — опираться на какие-то институты: силовые структуры, либо парламент. То есть, речь не просто о популярности — она может появляться и уходить. Только когда люди видят, что оппозиционный лидер человек серьезный, и за ним стоит некоторая сила — экономическое влияние, политическое, поддержка силовиков, — только такого лидера берут в расчет.

Вот тогда общественное мнение в отношении прежнего президента может очень быстро измениться. Все недовольство может мгновенно реструктурироваться под оппонента действующей власти, а политический капитал первого лица может резко уменьшается. Потому что появится не просто оппонент, а реальный конкурент — с реальным ресурсом влияния.

«СП»: — Но в России такого раскола элиты нет, и конкурента Путину тоже нет?

— Нет, ничего этого нет. Именно поэтому я считаю, что рассуждения о преемнике и конкуренции Мишустин-Собянин — лукавая игра. Скорее, кстати, игра аппаратная, чем направленная на общество. Общество такой игры, я считаю, просто не улавливает.

Что важно, эти маневры и придворные интриги позволяют несколько разгрузить Путина от ответственности. Сделать так, чтобы ответственность за состояние дел в стране не концентрировалась только на президенте, а распределялась между другими фигурами — чтобы ослабить претензии к первому лицу.

«СП»: — Вы говорите, это отвлечение внимания от других сюжетов. Эти сюжеты можно артикулировать? Что более важно, чем рассуждения о преемнике?

— Есть несколько сюжетов, которые сейчас на первом плане. Это пандемия и действия федеральных властей в этой ситуации — раз. Второе — стагнация в экономике и падение доходов населения. Третье — недовольство деградацией социальной сферы и плачевным состоянием медицины. Наконец, четвертое — недовольство людей огромными расходами на вооружения, на силовиков, на самообеспечение власти.

Недовольство всем перечисленным накапливается, и очень серьезно. В такой ситуации Кремль, видимо, и пытается отвлечь внимание людей, перенося его на третьестепенные сюжеты.

— Я бы не судил о планах Кремля по Telegram-каналам, — отмечает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Планы Кремля, на мой взгляд — день простоять, да ночь продержаться. Чтобы деньги от нефтегазовой «трубы» по-прежнему капали, и чтобы дальше было все стабильно. Я не вижу в этом никакой стратегии, кроме как удержание власти.

Все разговоры, что Мишустин — преемник, не имеют под собой основания. Просто премьер — человек № 2 в государственной иерархии, и просто обязан быть резервной фигурой для системы. Социологические исследования, которые проводит Центр политической культуры России, напротив, показывают, что поддержка Мишустина снижается.

Де-факто, я считаю, преемник Путина — только сам Путин: система не воспроизводится. Повторить трюк Ельцина с преемников Кремлю вряд ли удастся — по крайней мере, я не вижу для этого оснований. Элиты надеются, что куда-нибудь кривая вывезет.

Думаю, только когда наступит катаклизм — прилетит «черный лебедь» — ситуация станет более ясной. А пока система продолжит находиться в состоянии загнивания и стагнации.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пять × 3 =