Business is booming.

Медведев передал Мишустину правительство неэффективных менеджеров

0 0

Медведев передал Мишустину правительство неэффективных менеджеров

Правительство никак не отреагировало на выводы Счетной палаты под председательством Алексея Кудрина о неэффективном расходовании средств Резервного фонда. Собственно, иного и ждать не стоило, ведь из этого резерва финансируются «любимые» проекты подчиненных Михаила Мишустина.

Например, только в 2020 году это была, скажем, дополнительная субсидия госкорпорации «Дом.РФ» по поручению вице-премьера Марата Хуснуллина. Несколько раз бюджетные средства распределялись по поручению «социального» вице-премьера Татьяны Голиковой, хотя они должны оформляться непосредственно председателем правительства.

В предыдущие годы деньги получали, скажем, Крымский федеральный университет по поручению вице-премьера Дмитрия Козака, а российские машиностроители — на обратный выкуп продукции по поручению вице-премьера Игоря Шувалова. Хотя опять-таки должны были быть личные распоряжения премьер-министра.

Неудивительно, в общем, что в правительстве на результаты проверки не отреагировали. Как, впрочем, и на многие предыдущие. Скажем, в августе Счетная палата установила, что в Росимуществе отсутствует полная информация… о количестве акционерных обществ и ФГУП, подконтрольных государству. При этом Минэкономики во главе с Максимом Решетниковым, которому и подчиняется Росимущество, направляет в правительство отчеты только о 10 крупнейших акционерных обществах — а это менее 1% от их числа.

При этом за январь-октябрь, по подсчетам Счетной палаты, нацпроекты в стране были профинансированы лишь на 70%. Самое большое отставание сложилось в ведомстве Ольги Любимовой (культура), Валерия Фалькова (наука) и уже упомянутого Максима Решетникова (производительность труда).

О том, почему даже после смены министров правительство России не демонстрирует высокой эффективности, «Свободная пресса» поговорила с экспертами.

Основатель аудиторской компании «Форос Аудит» Елена Васильева предлагает внимательнее присмотреться к опыту европейских стран, перед которыми сейчас так же стоит вопрос эффективности бюджетных расходов.

— С моей точки зрения, на сегодняшний день одна из проблем решения государственных задач — безразличие и полное недоверие народа к власти. Какая первая мысль и первый комментарий простого обывателя после прочтения информации о росте финансирования госпрограмм? Попилили деньги!

Правильным решением было бы вовлечение простых людей, «кухарок» в решение финансовых вопросов государства. Например, во Франции в период забастовок президент создал комитет из 150 самых обычных людей для разработки финансовой программы. Нам тоже стоит присмотреться к этому опыту. Ведь мы Европа. И наши люди ни чем не хуже французов, а во многом лучше.

Первый вице-президент Российского клуба финансовых директоров Тамара Касьянова считает, что и сама Счетная палата не всегда адекватно оценивает степень финансовых нарушений, особенно с точки зрения влияния на социально-экономическое развитие.

— С моей точки зрения, Счетной палате необходимо жестче подходить как к анализу расходования бюджетных средств, так и к недостаточному их использованию. Очень внимательно анализировать целевое расходование и своевременно давать обратную связь по данным вопросам.

Сегодня существует ряд проблем. Нецелевое использование средств. Иногда Счетная палата подменяет понятия — нецелевое использование и завышение расходования средств. По сути это, возможно, и несение непредвиденных расходов, предусмотренных сметой без расшифровки статей расходов.

Очень часто, Счетная палата в ходе контрольных мероприятий снимает эти, так называемые, «завышения», называя их «нецелевым использованием» и, как результат, — санкции.

«СП»: — Все же объясните читателям, о каких нарушениях идет речь. Ведь, по сути, деньги из бюджета не похитили, необходимый объект был построен.

— В рамках выполнения анализа или проектов, предусмотренных госпрограммой, могут быть изменены отдельные статьи по сметам из-за большей эффективности. А, возможно, и с целью сокращения расходов, при условии неполного или несвоевременного финансирования.

Но это может быть расценено сотрудниками Счетной палаты как недофинансирование и как нецелевое использование. То есть происходит замена, в рамках проекта, части расходов на иные, не предусмотренные сметой. В итоге, как результат — серьезное нарушение. А оно, на самом деле, реально привело к выполнению программы с более низкими расходами и в более короткие сроки.

Необходимо подходить к анализу более комплексно: получен ли ожидаемый результат от реализации финансирования госпрограммы?

«СП»: — Главная претензия к расходованию средств из того же Резервного фонда и заключалась в том, что не были достигнуты прогнозируемые показатели. Но как так получается, учитывая, что деньги в полном объеме из бюджета выделялись. На каком уровне происходил «сбой».

— Ну, не стоит забывать, что речь идет еще и о недофинансирование программ. Необходим детальный анализ: можно ли выполнить госпрограмму с неполным финансированием или проще ее прекратить из-за невозможности достижения цели? А может программу нужно корректировать, вносить в нее изменения?

Но это утверждается не очень быстро и, как часто бывает, программа по истечении времени оказывается не актуальна по тем или иным причинам и в той редакции, в какой была принята и утверждена.

Еще одна проблема, на мой взгляд, — это отсутствие строгого контроля за выделением средств из Резервного фонда, в том числе без учета актуализации госпрограмм.

Все это приводит как к тому, о чем мы с вами говорим, к неэффективному расходованию бюджетных и внебюджетных средств, так и к тому, что данные денежные средства расходуются на те программы, которые уже не актуальны, либо расходуются не по целевому назначению.

Ответственность должны нести допускающие или попустительствующие этому ответственные лица. За свои действия или бездействие отвечать должны, в первую очередь, и рублем.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

3 × три =