Business is booming.

Нефть начинает новую игру с Россией

0 0

Нефть начинает новую игру с Россией

Цены на нефть на фоне затягивания с подсчетами голосов на американских выборах колеблются. Кроме того, на цены продолжает влиять пандемия коронавируса, заставляющая, в частности, власти европейских стран вводить все более жесткие ограничительные меры.

Страны ОПЕК+ намерены обсудить в ближайшее время, как не допустить снижение спроса на нефть.

«На следующем заседании межведомственного мониторингового комитета ОПЕК+, намеченном на 17 ноября, должны быть приняты решения, способные стимулировать рынок и не допустить падения цен ниже $ 40 за баррель», — заявил на днях министр энергетики Алжира, президент конференции ОПЕК Абдельмаджид Аттар.

Не исключено, что обсудить придется и влияние американского фактора на нефтяной рынок. Не секрет, что Джозеф Байден, который пока увеличивает отрыв от Дональда Трампа, является сторонником «зеленой энергетики» и обещал в случае избрания его президентом США продвигать идею ВИЭ (возобновляемые источники энергии). Развивать «зеленую энергетику» стремится и Европа. И здесь позиции Байдена и ЕС совпадают.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович обращает внимание, что программы Байдена и Трампа многие сравнивали в части энергетики, но мне кажется, что все не так однозначно.

— Была такая точка зрения, что Байден будет душить сланцы и вообще нефтяную индустрию, потому что он за «зеленую энергетику», что он может ввести дополнительные налоги на нефтянку, запретить бурение на федеральных территориях. Все это должно привести к ухудшению условий для американских сланцевых компаний и в итоге к сокращению американской добычи, а значит, цены поползут вверх. Это одна сторона вопроса.

С другой стороны, если Байден будет следовать этой антинефтяной логике, то он будет давить нефтяные компании в других странах, что может привести к введению санкций против российских компаний или еще каких-то, будет возвращать США в Климатическое соглашение. То есть он может создать проблемы для многих компаний за пределами США, а из-за этого ценность инвестиций в нефтяные компании снизится. А если инвесторы не будут иметь желания вкладываться в нефтяные компании, то и цены на нефть могут снизиться.

С третьей стороны, можно сказать, что эта риторика только за ВИЭ и против нефти была несколько наиграна у Байдена, чтобы привлечь часть населения, которая идеологически за это. Будет ли готов Байден реально убивать нефтяную индустрию США, а это и рабочие места, и другое? Одно дело сказать, что Трамп отстал, потому что верит в нефть, а другое — иметь дело с кучей безработных.

Уже были заявления, в том числе соратников Байдена по партии, о том, что сильно нефть они убивать не будут. Что такое запрет бурения на тех же федеральных территориях? Там добывается маленькая часть нефти. В США если кто-то владеет землей, то владеет и ресурсами под ней. Многие нефтедобывающие компании добывают нефть на своей земле, это не федеральные территории. Так что может при Байдене и не будет резкого падения добычи.

Можно вспомнить Барака Обаму, который тоже говорил, что будет вводить дополнительные налоги на нефтянку, а в реальности… При ком произошла сланцевая революция в США, выросла добыча нефти на 80%? Это был Обама. Так что я бы не сказал, что наличие демократического президента в США будет означать смерть нефтяной индустрии.

Нам надо готовиться не только к тому, что сланцевая нефть будет умирать, но и к возможным санкциям и прочему.

«СП»: — А что ждать от Европы, которая стремится развивать ВИЭ? Она может найти в этом вопросе точки соприкосновения в США?

— Европа уже присягнула Байдену. Это видно. Например, в ОБСЕ, где нас постоянно обвиняет в неправильных выборах, уже заявила, что в США все в порядке, а трамповские попытки найти нарушения не имеют значения. Европа хочет жить, условно говоря, как при Обаме.

Европа будет развивать климатическую повестку, вводить карбоновые налоги, в том числе против стран, которые экспортируют товары в Европу. А это и Россия. Нам надо к этому готовиться, это будет непростая задача. Вполне возможно, что нам будут выкручивать руки с этими карбоновыми вещами. Надо вести переговоры и договариваться с европейскими компаниями, политиками, местными властями, бизнес ассоциациями, которые готовы с нами работать.

«СП»: — Если начнут «выкручивать руки», как это отразиться на нефтяной отрасли, которая формирует большую часть бюджета?

— И сама отрасль важна как часть экономики — рабочие места, закупки товаров, оборудования и прочее. И около 40% бюджетных доходов. Конечно, это риски для конкурентного дохода, и это важно и для отрасли, и для бюджета.

Не думаю, что цены упадут до тех, что были весной 2020 года. При ценах, которые были весной, уже пропадает смысл инвестировать в нефть во всем мире. Но если долго не инвестировать в нефть, то возникает дефицит. Цены будут где-то на уровне 30−40 долларов за баррель. И это цена на грани комфорта. Придется приспосабливаться, если нефть стоит столько, а придется еще платить карбоновый налог. Или, например, мы экспортируем какой-то металлургический товар, при изготовлении которого использовано углеродное топливо. Цена на такой товар может быть нормальной, но при уплате налога становится менее конкурентоспособной.

Внутри России есть сторонники введения такого налога. У нас один из главных проводников климатической повестки Олег Дерипаска. В РУСАЛ считают, что алюминий делается при помощи электричества гидростанций, а это более экологично. Дерипаска считает, что его алюминий «зеленый». Но это пока вилами по воде писано.

«СП»: — Куда мы может перенаправить свои нефтяные потоки, если будут проблемы с Европой и США?

— Так просто их перенаправить не получится. У нас есть планы по наращиванию поставок в Азию, например, в Китай. Ее надо реализовывать, но это не быстро.

Думаю, и с Европой будут договариваться. Просто надо будет доказывать, что мгновенно они не могут от нас отказаться, для них это будет болезненно, надо искать компромиссы. Да и налоги будут не мгновенно вводиться, а постепенно. Думаю, ситуация осложниться, но вряд ли прекратиться наша торговля с Европой.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин отмечает, что «зеленая энергетика» развивается независимо от заявлений Джо Байдена.

— Ключевым моментом общемирового характера и в Европе, и особенно в США является так называемый углеродный налог, который идет в продолжение Парижского соглашения (по климату — ред.). США его не подписали из-за позиции Трампа, который сказал, что это угроза американской промышленности.

Если Байден к этому вернется, пойдет в тему углеродных налогов, то это будет серьезный передел всего энергетического рынка мира и даже всей мировой промышленности, потому что в зависимости от уровня углеродного следа тех или иных отраслей, предприятий, компаний они будут иметь преимущества в мировой торговле. Это очень серьезный шаг, который измеряется триллионами долларов.

«СП»: — Как это скажется на российском нефтяном рынке?

— Все идет к тому, что пик потребления нефти в скором времени будет пройден. Вопрос в том, когда это произойдёт — в середине, конце десятилетия или начале следующего десятилетия. Примерно, в диапазоне 15 лет общемировой пик потребления нефти будет пройден.

Есть ощущение, что в развитых странах пик уже прошли, а в развивающихся пока нет, потому что на то они и развивающиеся — они потребляют все больше ресурсов, что Китай, что Индия, Африка вообще недогружена энергоресурсами.

У нас не так много времени, чтобы использовать наши ресурсы для диверсификации экономики. Мы к этому идем. Доля нефтегазовых доходов в бюджете снижается, правда, потому что цены упали на энергоресурсы. Их меньше стали и производить и продавать, потому что есть квоты, падение спроса.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

2 × два =