Футбол

Олич? Имя нового тренера скажет, много ли власти осталось у Гинера

4

Олич? Имя нового тренера скажет, много ли власти осталось у Гинера

Информационный девятый вал, вынесший Ивицу Олича в медийный топ российского футбола, не оставляет шансов удержаться от обсуждения. Тем более что подтверждающих сигналов хватает и с балканской стороны – всё говорит о том, что тема назначения в ЦСКА не выдумана. И тема это крайне любопытная.

Речь сейчас даже не о команде, а о клубе. О том, кто реально управляет сегодняшним ЦСКА, кто принимает решения.

Уже мелькнула информация о том, что Олич – креатура Максима Орешкина, председателя совета директоров. И в это охотно верится. Потому что Олич – это выбор болельщика, причём болельщика армейского. Каковым и является Орешкин. С его собственных слов известно о походах на фанатский сектор со второй половины девяностых, о поездках на гостевые матчи любимого клуба. Максиму Станиславовичу был 21 год, когда в 2003-м ЦСКА впервые взял российское чемпионство, а ярчайшей звездой команды оказался как раз Олич, который, появившись по ходу второго круга, в 10 матчах наколотил 7 голов, и почти все решающие. Понятно, каким обожанием был окутан такой герой в среде болельщиков, особенно молодых и восторженных, истосковавшихся по золоту после затянувшихся невзгод. И то самое обожание явно проглядывает в сюжете, который уже сегодня разворачивается на наших глазах. Потому что позвать на роль главного в большой клуб человека, который до сих пор работал только помощником, да и то в сборной, в нейтральной эмоциональной среде немыслимо. Чтобы такое стало возможным, личность кандидата должна обладать изначальной форой огромного личного обаяния.

Олич? Имя нового тренера скажет, много ли власти осталось у Гинера

Максим Орешкин / Фото: © РИА Новости / Евгений Биятов

Евгений Гинер болельщиком ЦСКА никогда не был. Ну, по крайней мере, до тех пор, когда в 2001-м стал хозяином клуба. И независимость от кипения клубных страстей, вне всякого сомнения, очень помогла ему сделать ЦСКА лидером российского футбола 21 века. Потому что доля эмоциональных управленческих решений, основанных на красно-синих симпатиях и антипатиях, стремилась к нулю. А до состояния львиной доходила доля решений рациональных – основанных на анализе и расчёте. И как раз в назначениях тренеров такой подход был заметен ярче всего.

Валерий Газзаев, Артур Жорже, Зико, Хуанде Рамос, Леонид Слуцкий, Виктор Ганчаренко – это те тренеры, которых выбирал для своей команды Гинер. Сколько тут правоверных армейцев? Сколько людей с красно-синим сердцем? Сколько тех, кто об армейской судьбе грезил с пелёнок? Ни одного. Но именно эти люди выковали сегодняшнюю славу ЦСКА. Потому что каждый из них профи. И потому что каждый был призван в команду по расчёту, а не по любви.

Даже в тех назначениях, которые в итоге оказались краткосрочными, то есть были признаны неудачными – имеются в виду иностранцы, – в основу был заложен вполне понятный рациональный критерий. А именно навык больших международных побед в не самых больших командах. Жорже выигрывал Кубок чемпионов с «Порту», Зико – Кубок Азии с Японией, Рамос – Кубок УЕФА с «Севильей». Поиск тренера Гинер вёл по такому же примерно принципу, как и селекцию игроков: нужны не очень раскрученные, но с заверенным потенциалом. И это был поиск холодного ума, а не горячего сердца.

Олич? Имя нового тренера скажет, много ли власти осталось у Гинера

Евгений Гинер / Фото: © РИА Новости / Антон Денисов

Да, с иностранцами совпадений не случилось, но зато все внутренние назначения стали попаданиями стопроцентными. Именно все, в том числе и Ганчаренко. Потому что трудно представить, какой другой тренер удержал бы команду в зоне еврокубков, лишившись почти всего прежнего состава и получив взамен необитых мальчишек. Этот выбор, к слову, вполне характеризует стиль Гинера. Он видел, что прежняя команда вырабатывает свой ресурс, что вот-вот предстоит радикальное обновление, и для этих целей призвал специалиста, набившего руку как раз на работах такого рода. Распродажа самых крупных величин чемпионского состава – это аксиома для лиг типа белорусской, однако Гончаренко в БАТЭ всякий раз находил возможности безболезненной замены. То есть в момент назначения в ЦСКА тренер имел подтверждённое качество, с одной стороны, и жгучее стремление профессионального роста – с другой. Эти же условия, если присмотреться, сочетались в кандидатурах Газзаева и Слуцкого. И всех, стоит повторить ещё раз, объединяло полное отсутствие какого-либо армейского прошлого. Таков был подход Гинера. Подход холодного ума, а не горячего сердца.

Кандидатура Олича, как несложно заметить, с названными критериями совпадает не очень. Во-первых, в ней слишком мало подтверждённого качества, во-вторых, слишком много армейского прошлого. И если Ивицу всё-таки назначат, это будет знаком того, что эпоху Гинера в ЦСКА можно считать закрытой. Пост президента клуба за ним могут сохранить и дальше, но с прошлой весны это уже не вершина клубной иерархии. И свои полномочия, похоже, Евгений Леннорович теряет не только номинально, но и реально. Чтобы утверждать это наверняка, осталось дождаться официального решения.