Business is booming.

Почему Кремль упустил ситуацию в Киргизии, подставив Китай?

0 1

Почему Кремль упустил ситуацию в Киргизии, подставив Китай?

События в Киргизии, случившиеся после выборов, не могут не беспокоить, признал президент РФ. И выразил надежду, что конфликт будет решен мирно.

Глава государства отметил, что выборы в парламент Киргизии были признаны состоявшимися и демократическими не только международными наблюдателями, но и представителями ОБСЕ. И поэтому нужно восстановить нормальный политический процесс.

«Сейчас президентом Киргизии является Жээнбеков… А все остальное — это вопрос внутреннего диалога киргизов, именно они должны урегулировать эту ситуацию», — уточнил позицию Кремля Дмитрий Песков, отвечая на вопрос о поддержке экс-президента Киргизии Атамбаева.

Напомним, непосредственно перед выборами Жээнбеков прилетал к Путину в Сочи, где жаловался на возможную дестабилизацию после выборов силами иностранных НКО. Встреча выглядело как знак поддержки Москвы Бишкеку, но от волнений не спасла.

Все бы ничего, если бы речь не шла о ближайшем союзнике России, члене ЕАЭС. «Россия теряет влияние в Центральной Азии?» — статья с таким заголовком вышла в издании «Вечерний Бишкек». Не слишком ли много внешнеполитических провалов Кремля в последнее время?

Подрыв ситуации в Киргизии — это подрыв и ШОС, и китайского плана «Один пояс — один путь», поскольку Центральная Азия, включая Казахстан, является ключевым звеном для него, заявил «СП» доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Леонид Крутаков.

Тем временем в Киргизии фактически установилось безвластие. В стране создан уже второй по счету координационный совет оппозиции. Страну буквально разрывают на части.

Заведующий сектором экономики и политики Китая ИМЭМО Сергей Луконин не исключает, что кризис в Киргизии может затронуть интересы союзного России Китая.

— Пока особой реакции Пекина на события в Киргизии нет. Для Китая они могут быть значимы, потому что это один из регионов, где КНР осуществляет инвестиции. И любая политическая нестабильность ставит под угрозу его экономические проекты.

Кроме того, у Киргизии довольно большой объем задолженности перед Китаем. Большая часть внешнего долга Бишкека — долг перед Пекином. Это, конечно, не может не волновать китайское правительство.

«СП»: — Китай тут не может быть замешан?

— Деление на прокитайские и антикитайские группы в странах Центральной Азии достаточно условно. Наверное, внутри Киргизии есть какие-то интересанты развития сотрудничества с Китаем. Но я сомневаюсь, что политический кризис может быть проекцией их деятельности. Причины, скорее всего, внутриполитические, внутриэкономические. Там, где политика, надо искать деньги.

Вообще, у Пекина везде политика одна. Надо, чтобы везде было спокойно и стабильно. А каким механизмом это обеспечивается, китайцев это не волнует.

— Для гражданской войны, по-моему, ресурса у Жээнбековых не хватит, — говорит российский журналист Данила Дубшин, на протяжении десяти лет регулярно работавший в Киргизии. — Там общество очень разделено по принципу клановости, Жээнбековыский южный клан не пользуется большой поддержкой.

Кроме того, силовики — КНБ и милиция не сильно любят этот клан и бандитов, пришедших с ним. Это все выходцы из уголовной среды, традиционно контролирующие контрабанду. Сам Соронбай — туповатый и по сути фронтмен — подставная фигура. Его брат, например, имеет более серьезный реальный вес.

Кремль вряд ли сильно волнует Киргизия. Слишком уж проблемный регион, бедный, склонный к смутьянству по любому поводу, элиты традиционно не выполняют никакие договоренности и прочие проблемы. А с точки зрения геополитики, я полагаю, те кто у нас курирует это направление вообще не размышляют.

«СП»: — Они может и не размышляют, но это создает проблемы России. «Цветные революции», войны полыхают уже по всему периметру страны. Теперь и в Центральной Азии…

— Думаю, Кремль не рассматривает как провал, и случившееся в Бишкеке и других городах как «цветную революцию». Путин дословно сказал следующее: «Россия надеется, что все внутриполитические процессы в Киргизии пройдут быстро и без потерь». Это принципиально отличается от риторики по поводу событий в Минске, или, тем более, в Киеве в 2014-м.

По сути, это правильно. Режим Жээнбекова не устраивал и успел оскорбить, обозлить практически все силы в республике, за исключением нескольких групп выходцев из южных кланов. Жээнбеков, пользуясь известной американской метафорой, «сукин сын». Но он не наш «сукин сын». Поэтому поддержки ему не оказывается и на пенсионное проживание в Ростове-на-Дону он вряд ли может рассчитывать.

«СП»: — Но Путин с ним имел дела, встречался перед выборами, а значит несет определенную ответственность. Россия не должна пассивно смотреть на такое. Вдруг придут американцы…

— Лезть туда менять режим, как это было сделано, по слухам, нашими в 2010-м, сейчас нет ни желания, ни необходимости. Пружина внутренних противоречий настолько туго закручена, что силы её вполне хватает для смены власти без внешнего участия. Поэтому на произошедшее смотрят без особой тревоги, соблюдая лишь дежурную риторику о необходимости «удерживания ситуации в правовом поле».

Американские интересы в регионе безусловно есть, как и китайские, но в данном случае я думаю, что произошедшее не следствие активности их спецслужб. Грубо говоря, не стоит ждать возвращения базы НАТО «Манас», как результата внутренних киргизских разборок. Мне кажется, Россия извлечет максимум выгоды из происходящего в РК, не затрачивая ресурс на прямое вмешательство в ход событий.

— На мой взгляд, ничего плохого для России не произошло, — свидетельствует блогер из Бишкека Сергей Джуманов. — В Кыргызстане организованные преступные группировки фальсифицировали выборы, народ восстал против этого. Приход ОПГ к власти в Кыргызстане однозначно не в интересах России. Если у власти закрепятся ОПГ, следует со временем ожидать превращения юга страны в подобную Афганистану «зону племен», в России там нужна стабильность.

«СП»: — Есть ли в происходящем какое-то влияние Китая?

— Однозначно нет. Китай не вмешивается в такие события и не создает их. Он ждет, что ему все и так достанется через какое-то время. Нагружает страны долгами, скупает инфраструктуру, внедряет своих бизнесменов в местную деловую среду, коррумпирует чиновников на нижнем уровне, и ждет.

«СП»: — А Казахстана?

— Тоже нет. У Казахстана на уровне высшей политики по Киргизии только один интерес: чтобы беспорядки не перебросились на территорию Казахстана. Киргизские контрабандные кланы казахов тоже, конечно, раздражают, но это скорее конкуренция за контрабандные потоки на уровне силовых элит. У казахов есть свой контрабандный коридор из Китая — это мультимодальный логистический комплекс Хоргос. Он фактически конкурирует с каналом, который в Киргизии курирует семья Матраимовых, против выборных манипуляций которой и выступали в Бишкеке 5 октября.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

1 × три =