Business is booming.

Похождения злобного кинокритика. МКФ «Послание к человеку”-2020. День второй

0 0

Похождения злобного кинокритика. МКФ «Послание к человеку"-2020. День второй

— … А она мне: «Куда Вы? Я Вас уже выуживала!» — в холе кинотеатра «Родина» я стал свидетелем скандальной сцены. Контролёрша не хотела пропускать двух старух в кино.

Старуха — один из знаковых персонажей Санкт-Петербурга, Достоевский не даст соврать. Питерские старухи интересны, и я с любопытством их рассматриваю. Старая бурая «аляска», капюшон с клочками меха, в руке облезлый полиэтиленовый пакет с какими-то тряпками. Другая — в потёртом коричневом пальто и берете. Вид у обоих потасканный, но от старух не воняет и не пахнет алкоголем, не бомжи. Хотя отличить старого питерского интеллигента от бомжа трудно, конечно.

— Вы меня не выуживали, говорю. Я Вас первый раз вижу!

— Извинилась? — интересуется с язвительной усмешкой её подруга.

— Извинилась. Выуживала! Это я её десять раз выуживала, а она приползала ко мне снова! — старуха по-макбетовски хрипло расхохоталась.

Похождения злобного кинокритика. МКФ «Послание к человеку"-2020. День второй

Воображение у старухи хорошо работает. Подхватив свой скарб, пенсионерки устремились к массивным дверям большого кинозала. Старикам везде у нас дорога. Даже в кино. Они юркнули в зал, а я вслед за ними.

«Зимний путь» — этот документальный фильм был тоже о старике. Годы тронули его волосы сединой, голова местами облысела, наросли на коже лица какие-то бугры. Но старик симпатичный, у него приятная улыбка. Мне его лицо показалось удивительно знакомым. Он похож на американского певца Джонни Кэша в старости. Старик тоже живёт в США. Задыхаясь, он поднимается на возвышенность и устремляет свой взгляд в горную долину.

На склонах видны пупырышки далёких деревьев, торчат толстыми палками вверх колючие кактусы. Жарко, старик утирает пот со лба. Какой же это зимний путь? А «Зимний путь» — это песня Шуберта, где есть такие строчки: «Чужаком пришёл я, чужаком уйду». Старика зовут Гюнтер Гольдштейн, он из Германии, и для него Америка — чужая страна.

Фильм построен на диалогах отца с сыном. Сын остаётся за кадром, он интервьюирует своего родителя, старик рассказывает ему свою историю, свой путь. Сын, раскапывая прошлое, восстанавливает звенья цепи поколений. Старик устремляет свой взгляд в долину своей памяти.

Он родился в начале 20 века в Германии в немецком городе Ольденбург. С детства родители привили ему страсть к классической музыке. Он поступил в музыкальную школу, стал играть на флейте. Его ждала успешная музыкальная карьера, если бы не одно но — он еврей, а в Германии наступили 30-е годы.

Похождения злобного кинокритика. МКФ «Послание к человеку"-2020. День второй

Старик рассказывает о своём жизненном пути. О своём знакомстве с женой, о работе в еврейской культурной Лиге, о событиях «Хрустальной ночи», о своём бегстве из нацистской Германии в 1940 году. Кадры документальной исторической хроники чередуются с home-видео, снятым сыном. Музыканту жутко повезло, но приехав в Америку, он забросил флейту и больше никогда не занимался классической музыкой. 30 лет он торговал мебелью. Почему? Отвечать на этот вопрос придётся зрителю.

Лейтмотивом через весь фильм проходит музыка из «Волшебной флейты» Моцарта. Это гениальное произведение о борьбе света с царством ночи.

Но на кого-то этот старик очень сильно похож! В своей памяти я нашёл ответ — старик похож на актёра, сыгравшего Вергилия в «Доме, который построил Джек» Триера. И точно! В титрах я обнаружил имя Бруно Ганца, оказалось, что это последняя картина, в которой он снялся — Ганц закончил свой «зимний путь» в феврале 2019 года. Так что, скорее всего, этот фильм надо считать художественным, пусть и основанным на реальной истории. Это великолепное кино. Рекомендую.

Похождения злобного кинокритика. МКФ «Послание к человеку"-2020. День второй

Следующим моим фильмом была картина из конкурсной документальной программы. Она называлась «Путешествие Зигфрида». Зигфрид — персонаж немецких мифов и классики, меня как гуманитария привлекло название, и я думал, что фильм будет сродни тому, что я посмотрел. Я ошибся.

Зигфридом оказался худощавый француз странного вида. Нелепый, в малиновой куртке навырост, в свободных штанах с наростами боковых карманов. Хипстер какой-то. Неприятная личность, я бы у него документы проверил. Его зачем-то 15 лет снимала девАчка из ВГИКа. Зачем? Наверное, потому что он такой прико-ольный. Он тоже документальный режиссёр и даже когда-то получил какой-то приз в Каннах. Наездами он появляется в Москве, ходит с камерой, снимает всё подряд, а девачка за ним его снимает. Вот они в метро, в кафе, в родильном отделении, в клубе-бе-бе, в морге-хи-хи. Прикольно. А зачем и почему? — девачке и самой непонятно. Это больше фильм о ней, о пустом времяпрепровождении. В 2018 году она перестала Зигфрида снимать — и фильм закончился.

Какой контраст с прошлой картиной! Меня несколько разозлил этот опус. Меня бесит современная молодёжь. Хипстеры вонючие, амёбы аморфные, недоумки. Когда я слышу слово «популярный блогер», моя рука тянется к пистолету. Пустоголовые, сидите в своих коворкингах, смузи потягиваете, лайкате друг друга. Жители YouTuba, поколение Empty. Сорная вы трава, и жизнь ваша пуста и бессмысленна. Вы даже не чёрные дыры, нет, пустОты, и молитесь вы Пустоте. Ничего в вас нет.

Совершите, чёрт возьми, хоть какой-нибудь поступок! — машу я метафорической клюкой. Подумайте о смыслах, о Родине, о том, зачем вы попали в этот мир. Посадите дерево, постройте дом, родите детей — может они будут лучше, чем вы. Тогда и начнётся настоящее кино.

Ох-ох-ох — следующий фильм, который я выбрал, обещал длиться, судя по программке, 200 минут. 3 часа и 20 минут отменного артхауса, да ещё и из Румынии — здесь нужно, чтоб душа была тверда — это испытание даже для такого искушённого кинокритика, как я. Но где наша не пропадала, я выпил Red bull, пошёл в зал, сел в кресло. К марафону готов.

«Мальмкрог» — румынское кино, снятое по произведению Владимира Соловьёва. Не того самого ведущего, а русского религиозного философа XIX века. «Три разговора» написаны Соловьёвым в 1899 году, на рубеже веков, это одно из последних произведений мыслителя.

Кино построено почти целиком на продолжительных полемических диалогах. Если у Соловьёва разговоры ведут пятеро русских — четыре мужчины и одна женщина — то румынские авторы увеличили количество беседующих и выравнили гендерный состав: получилось три на три. Место действия было перенесено с виллы у подножья Альп в родные румынам Карпаты. Там, в дворянском гнезде, собрались сливки аристократии, которые за завтраком, обедом и ужином беседуют о священной роли русской армии, о Боге и дьяволе, о Добре и Зле, о Войне и Мире, о возможности нравственного убийства, о политике и мире, о Европе и России, о культуре и прогрессе. Беседа ведётся, как и положено русским аристократам того времени, на французском языке. Заявленные темы весьма обширны, и поэтому немудрено, что фильм длится так долго.

Фильм носит явно провокативный характер, потому что современный человек не склонен к таким высоким пространственным умственным размышлениям. Современным homo трудно не то что так разговаривать, но и просто выдержать эти беседы в качестве пассивного слушателя. В одной сцене персонаж падает в обморок, что тут говорить о присутствующих в зале — все находились в полулетаргическом состоянии. Но надо отдать должное — ушли с сеанса немногие.

Я был подготовлен к философским разговорам — прослушал несколько циклов лекций Дугина. Выдержав первый час просмотра, я уже с интересом следил за мыслями героев. Хотя, не скрою, ожидал, что авторы несколько разбавят монотонность происходящего на экране. Например, появятся цыгане и медведи, гусары и балалайки. Но нет, авторы решили заморить зрителя. Только в начале третьего часа в фильме произошла короткая сцена, которая несколько встряхнула присутствующих и вывела их из состояния оцепенения.

Произведение Соловьёва заканчивается рассказом об Антихристе, и фильм мог вполне растянуться ещё часа на полтора. Один из героев уже пошёл было за книгой, чтобы рассказать о сыне сатаны, который придёт вслед за нашествием жёлтой расы на Европу, но тут авторы сжалились, и фильм закончился. Слава Богу.

Все диалоги были для меня понятны и познавательны, но, честно говоря, я не совсем понял идею самого фильма. Надо бы пересмотреть. Ха-ха-ха — шучу.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пять − 2 =