Business is booming.

Польша в Средней Азиии: Почему США полюбили узбеков

0 0

Польша в Средней Азиии: Почему США полюбили узбеков

30 сентября исполняющий обязанности администратора Агентства США по международному развитию (USAID) Джон Барса объявил о создании новых двусторонних миссий USAID в Узбекистане и Таджикистане на мероприятии, организованном Фондом наследия. Об этой новости сообщили в посольстве США в Ташкенте.

В заявлении посольства США в Узбекистане сказано: «USAID опирается на свои прошлые успехи в регионе и смотрит в будущее, используя новые возможности для развития, ориентированного на реформы, не только в целях укрепления экономического роста, верховенства закона и управления природными ресурсами, но и содействия справедливой торговле, расширения взаимодействия и энергетических рынков, а также укрепления региональной стабильности».

В тех странах, где активизируется USAID, следует ждать русофобскую промывку мозгов местного населения и построение чисто проамериканских режимов. Об этом предельно конкретно сказано в новой доктрине Агентства США по международному развитию.

«Концепция призвана ответить на авторитарные вызовы путем повышения экономической и демократической устойчивости стран, против которых они направлены, и действий по смягчению последствий кремлевской агрессии мягкой силы на ряд институтов», — именно так летом прошлого года пояснил цель USAID Марк Грин, бывший ее руководитель.

Отметим, что сразу после объявления новой антироссийской доктрины USAID, США публично запустили специальную стратегию Америки в центральноазиатском подбрюшье России на 2019−2025 годы. Речь идет, прежде всего, об Узбекистане, который рассматривается Вашингтоном как военный и политический плацдарм против России, Ирана и Китая.

То, что Душанбе идет связкой с Ташкентом, не меняет приоритета: Вашингтон заинтересованы главны образом в узбеках, с которыми не очень-то дружно соседствуют таджики. Новые миссии USAID в этих двух странах являются попыткой Госдепа взять под контроль глубинные узбеко-таджикские противоречия, в том числе пограничные, водные и энергетические. По сути, это выдавливание российского влияния из бывших советских республик.

Как пишет американский политолог Мелик Кайлан в издании Forbes, контроль над Узбекистаном поможет Америке изменить ход стратегических событий в мире, имея в виду новые уязвимости для Китая и России. Получив Ташкент, облизывается Кайлан, США «смогут влиять на стабильность Узбекистана и региона». А это значит, что ключи от нового Шелкового пути окажутся в кармане у американцев.

Как известно, Вашингтон бодается с Пекином в Южно-Китайском море из-за морского транзита из КНР в ЕС и Африку. Появление паневразийского сухопутного путепровода из Поднебесной в Европу в рамках китайской программы «Один пояс — один путь» лишило бы американцев главного рычага давления на Пекин. Именно поэтому янки бросились в Узбекистан, обещая тамошним жителям золотые горы.

А еще США не скупятся на похвалы нынешнего главы Узбекистана. «Учитывая, что Мирзиеев занимал высшие руководящие посты при Каримове, особых перемен не предвиделось. Удивительно, но Мирзиеев не оправдал всеобщих (прежде всего — российских) ожиданий. Он запустил совершенно новое направление. Он инициировал перемены столь масштабные, столь радикально восстановительные, что их можно было бы назвать «Узбекской весной», — пишет Мелик Кайлан.

Прежде всего американцы ставят Узбекистан всему миру в пример, как надо бороться с таким злом, как принудительный, в том числе детский труд. Мол, при Каримове тогдашняя администрация ежегодно заставляла более миллиона человек, в том числе студентов, учителей, врачей, медсестер и сотрудников государственных учреждений, против их воли и под угрозой штрафов выходить на хлопковые поля.

Но теперь это позади. Правда, для этого Ташкенту даже пришлось сократить сбор хлопка — главного экспортного товара республики — впервые за долгую историю ниже необходимых для страны 3 млн. тонн. В СССР, для сравнения, хлопкоробы ставили рекорды на уровне 3,5 млн.тонн.

Возможно, кто-то скажет, что все сделано правильно, так как работа на хлопковых плантациях — просто невыносимая и травмоопасная. Но благими намерениями, как говорится, вымощена дорога в ад.

С одной стороны, для большинства населения сезонный сбор хлопка является единственным источником существования. Сведения о доходах пахтакоров (сборщиков хлопка) разнятся: в Сети пишут, что в день они зарабатывают до 133 тыс. сум, или по курсу — ₽1 тыс. По паритету покупательной способности узбекского сума к рублю — это примерно ₽2 тыс. Весьма неплохие деньги.

Правозащитники, однако, утверждают, что цифры куда хуже. За месяц тяжелейшей работы пахтакор не получит больше 1,1 миллиона сумов, собирая норму по 60 кг в день. На рубли это составляет примерно 8 тысяч с копейками. Но при условии, что на поля выходят многочисленными семьями, даже этот небольшой заработок позволял сводить концы с концами.

С другой стороны — чтобы содержать студентов, учителей, врачей, медсестер и сотрудников госучреждений, Каримову приходилось направлять их на хлопковые поля. Отказ же Мирзиеева от «принудительного труда» стоил многим, так называемым офисным работникам госсектора, увольнений, что в конце концов превратило значительную уже часть бывшей интеллигенции в профессиональных пахтакоров. Качество жизни этих узбеков упало, но кого это волнует. Ведь учителей никто не гонит на поля, хотя бы потому, что они уже не учителя.

Кроме того, на мировом рынке текстиля сейчас — очень тесно. Но Мирзиеев, не без подсказки американцев, обещает покончить с экспортом волокна, пряжи и других полуфабрикатов к 2025 году и полностью перейти на продажу за рубеж готовой продукции. Мало того, что нужно увеличить переработку в 4 раза, но, самое трудное, Ташкенту придется потеснить таких гигантов, как Adidas Group, Puma, Levi Strauss, H&M, Walmart, IKEA, которые, кстати, некоторое время бойкотировали узбекский хлопок, как раз из-за принудительного детского труда. Тем самым транснациональные корпорации показали, что легко обойдутся и без узбекского белого золота.

Как бы там ни было, но отмена американских санкций на экспорт хлопка, якобы из-за отказа Узбекистана от детского или принудительного труда, носит исключительно политический характер. Своего рода — это кнут. На полях республики по-прежнему доминирует ручная сборка хлопка, поэтому, как ни крути, без привлечения огромного числа сезонных работников просто не обойтись. На Востоке дети бедняков и простолюдинов всегда трудились на полях. Следовательно, велика вероятность, что эта традиция никуда не делась. Просто американцы закрыли глаза на принудиловку из-за проамериканской политики Мирзиеева.

Появление миссии USAID в Узбекистане, без всякого сомнения, связано с функциями американского надсмотрщика и повелителя. Если Ташкент не будет танцевать под дудку Вашингтона, янки быстро сфоткают детишек на плантациях и прихлопнут экспорт узбекского хлопка.

О том, что США не будут опережающе развивать экономику Узбекистана, свидетельствует тот факт, что за три года дружбы с Мирзиеевым они так и не предоставили сельскому хозяйству республики сорта хлопка, которые убираются с помощью сельхозмашин. А зачем? Узбекское белое золото ручной сборки является одним из самых высококачественных в мире. Но это не мешает 150 крупнейшим глобальным потребителям хлопка покупать его по цене машинной сборки. Ну, может, чуть дороже.

Кроме того, несмотря на американские крики о якобы экономическом чуде Узбекистана, страна находится в тяжелейшем и затяжном кризисе. Ее ВВП в 2019 году составил $ 57,9 млрд., что почти в 3 раза меньше, чем ВВП соседнего Казахстана, население которого, к слову, почти в 2 раза меньше, чем у хлопковой республики.

USAID будет делать все, чтобы превратить Узбекистан в центральноазиатскую Польшу. Но если Москва продолжит бездействовать, то в дело вступит Пекин.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

два + пять =