Business is booming.

Продажная полиция, банки и сотрудники ФСИН: Кто помогает тюремным колл-центрам вытаскивать деньги из россиян

0 2

Продажная полиция, банки и сотрудники ФСИН: Кто помогает тюремным колл-центрам вытаскивать деньги из россиян

Звонки от мошенников из тюрем, которые представляются службой безопасности «Сбербанка» или любого иного крупного банка страны, стали, к сожалению, уже обыденностью. При этом обыденностью настолько повседневной, что про подобные звонки уже рассказывают анекдоты, а в некоторых сообществах в социальных сетях подобных жуликов ласково называют «фиксики». Более того, те, кто понимает, какая именно «служба безопасности» им звонит, теперь приветствуют «оператора» не иначе как «вечер в хату, арестанты!».

Всё это было бы смешно, если бы не огромные финансовые потери, которые несут обычные граждане, которые доверяют побочным звонкам и передают данные своих банковских крат непонятно кому. Вернее, очень даже понятно кому — мошенникам.

И масштабы мошенничества весьма внушительны. Только один «Сбербанк» с начала этого года зафиксировал 2,9 миллиона обращений граждан, потерявших свои деньги через общение с «тюремными call-центрами». То есть, речь идёт о потерях в миллиарды рублей, даже если каждый из обманутых потерял всего по тысяче «деревянных». Но понятно, что суммы финансовых потерь куда больше.

Подобного рода «телефонное мошенничество» имело место уже давно, но небывалый ранее размах приобрело в период пандемии коронавируса. Думается, основной причиной здесь стал массовый нервный стресс от самоизоляции. Люди в первое время вообще боялись выходить из дома, что будет с экономикой, а точнее с работой и зарплатой — было решительно непонятно. В целом, общая нервозность зашкаливала. И тут «вишенкой на тортик» телефонный звонок от «службы безопасности банка», которая сообщает, что с банковской картой что-то не в порядке и деньги оттуда могут вообще исчезнуть, или быть «замороженными» на счету.

Мошенники самых разных мастей, будь то вербовщики тоталитарных сект или «целители-экстрасенсы», активизируются именно в периоды массовых социальных потрясений и, как следствие, общественного стресса. Лучшая жертва для мошенника — это человек, который нервничает и переживает, который испытывает сильную психическую, эмоциональную нагрузку. Такой человек более всего подвержен разного рода манипуляциям.

И с наступлением периода карантина для «тюремных call-центров» пробил звездный час: люди стали куда более доверчивы. Ну а поскольку «спрос рождает предложение», то явление телефонного мошенничества от имени «службы безопасности» стало максимально массовым.

Второй важный момент заключается в том, что в массе своей подобные звонки идут из тюрем. А если точнее, из так называемых «черных зон», где основной контроль за жизнью и деятельностью заключенных осуществляют «авторитетные заключенные», а охрана особо не вмешивается, ограничиваясь функциями общего контроля.

По словам Игоря Ходырева, ныне главного редактора газеты «Омутнинские вести», а ранее заместителя начальника колонии по воспитательной работе, чисто технически мобильные телефоны попадают в тюрьму разными способами: «Телефоны могут проноситься через свидания, перебрасываться, доставляться на дронах и, естественно, доставляться „лошадьми“ — продажными ментами».

В таких тюрьмах есть «общак», который необходимо регулярно пополнять. Чтобы охрана так и продолжала «ограничиваться общим контролем» — ей тоже надо платить. По словам Ходырева, цели у такого отбора денег у населения довольно просты и понятны: «общак, грев, „мусорам“ доля нехилая». И такая тюрьма в плане организации подобной «работы» является практически идеальным местом. Поскольку, по словам Ходырева, «в зонах удобнее, потому что вход туда ограничен».

В итоге в недрах Федеральной службы исполнения наказаний было принято решение бороться с «тюремными call-центрами» методом установки «заглушек». Аппаратуры, которая будет искать и находить устойчивый сигнал мобильной связи и включать по факту такого несанкционированного сигнала «помехи». На эту программу противодействия мошенникам ФСИН требуется около трёх миллиардов рублей.

Однако здесь сразу же возникает ряд вопросов. Подобные «колл-центры» работают практически бесперебойно, в круглосуточном формате. Это не некие одиночки-мошенники, а целые структуры. И в таком случае даже выборочные, ситуационные помехи будут лишать мобильной связи в практически круглосуточном режиме, в том числе, и тюремный персонал. По словам Игоря Ходырева, «эти глушилки либо не работают, либо работают так, что глушат все окрест и их выключают по жалобам жителей».

Смущает еще и то, что фактически данные меры противодействия реализуются на финальной стадии. Когда мошенник уже звонит человеку. То есть, он как-то получил телефон, сим-карту, все это ему уже нелегально обеспечили в тюрьме. У него есть персональные данные клиентов банков. Их ему тоже кто-то предоставил.

Более того, в тюрьме все эти люди где-то физически пребывают и занимаются своей «работой». То есть, персонал эту деятельность не пресекает. Может быть, все же стоит подумать о более ранних стадиях пресечения такого мошенничества?

Однако этому может препятствовать своеобразный «административный» момент. По мнению Ходырева, «если организуется вот такой колл-центр, администрация в курсе вне всяких сомнений. Или, что вероятнее, не просто в курсе, а организует сама эти колл-центры».

Кстати, есть вопросы ко вполне реальным службам безопасности банков, да и сотовых операторов, а не только к ФСИН. Как получаются регулярные и систематические утечки баз данных клиентов и абонентов? Ведь именно оттуда берут все нужные им данные мошенники.

Почему не уничтожается на корню «телефонная тюремная логистика»? Когда мобильные средства связи массово попадают в тюрьмы к заключенным. Почему в принципе физически не пресекается деятельность таких организованных «колл-центров»? Но, как и было сказано выше, есть вероятность, что эти самые сотрудники — сами в «деле».

Если уж бороться с подобного рода махинациями, то, наверное, необходимо уничтожать всю «цепочку» передачи данных и технических средств? И это уже вопрос к правоохранительным органам. И к тому же руководству ФСИН.

Ну, и самое главное: уже сейчас эксперты говорят о том, что постепенно «тюремные колл-центы» переезжают на свободу. Говорит об этом и Игорь Ходырев: «Этот бизнес сам по себе уничтожен не будет. Ну, будет не в зоне, а в городе какой-нибудь колл-центр».

И вот там уже никакие «заглушки» и «помехи» не помогут. Понятно, что это будет уже вне компетенции ФСИН. Но перейдет в компетенцию всё тех же правоохранительных органов. И более того, такое мошенничество на воле не просто не перестанет быть проблемой, но может ещё и увеличить свой масштаб. И что будет делать государство, столкнувшись с этой ситуацией? Но это всё вопросы. А пока единственная возможность для граждан не потерять свои деньги — это не доверять телефонным звонкам от всех и всяческих «служб безопасности». И ни в коем случае, никогда, ни при каких обстоятельствах, даже «роботу» не сообщать данных своей карты. Особенно если речь идёт о ПИН-коде. Если уж действительно что-то случилось, то только лично, только в офисе банка и никак иначе.

Поэтому три миллиарда на «телефонные заглушки» в российских тюрьмах кажутся достаточно сомнительным начинанием. По словам Игоря Ходырева, чтобы пресечь это тюремное мошенничество, нужно просто «заставить работать как следует оперчасть, и проблема с ними (мошенниками и „колл-центрами“) будет решена если не за день, то за месяц точно».

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

три × 2 =