Business is booming.

Русские сильно удивили США: Как Кремль решил отменить бедность в стране

0 0

Русские сильно удивили США: Как Кремль решил отменить бедность в стране

Российские власти планируют отказаться от потребительской корзины при расчете прожиточного минимума и минимальной зарплаты, однако новая система оценки бедности может оказаться еще менее объективной, пишет американское издание EurasiaNet.

Напомним, Минтруд предложил изменить систему расчета прожиточного минимума (ПМ), «отвязав» его от стоимости потребительской корзины. Правительство уже одобрило законопроект, после обсуждения с профсоюзами и работодателями его должны внести в Думу.

Идея прозвучала одновременно с новыми «социальными» заявлениями президента, озвученными в ходе встречи с сенаторами — Владимир Путин назвал снижение бедности «одной из наших ключевых задач» и анонсировал увеличение выплат малоимущим.

Некоторые СМИ поспешили назвать реформу одним из самых значимых изменений в системе соцподдержки и серьезным ответом на запрос на социальную справедливость. Однако опрошенные изданием эксперты сомневаются, что отказ от потребкорзины сделает помощь бедным более действенной.

Прожиточный минимум в среднем по России сегодня составляет 11,4 тыс. рублей на душу (12,3 тыс. для трудоспособных, 9,4 тыс. для пенсионеров и 11,4 тыс. для детей). Однако это ничтожно мало, так год назад россияне называли «достойным» доход не менее 50 тыс. рублей в месяц (а москвичи и петербуржцы — около 100 тыс.). При этом в разных регионах прожиточный минимум — разный, он может быть выше, но в большинстве случаев — ниже федерального.

Минтруд предлагает при расчете ПМ отказаться от привязки к «потребкорзине», сделав мерилом медианный среднедушевой доход россиян за предыдущий год, то есть сумму, выше и ниже которой получает по 50% населения. Если инициативу одобрят, бедными будут считать людей с доходами менее 44,2% медианного.

Как сообщает Росстат, медианный душевой доход за 2019 год составлял 26,3 тыс. рублей в месяц. Таким образом, обновленный ПМ будет лишь на 200 рублей выше нынешнего: 11,6 тыс. рублей. МРОТ же составит 42% от медианной зарплаты за прошлый год (она чуть выше медианного среднедушевого дохода).

По версии Росстата, в 2019-м половина трудящихся зарабатывала больше, а другая — меньше 34,3 тыс. рублей в месяц, однако в Минтруда опираются на данные Пенсионного фонда, по которым медианная зарплата россиян составляла лишь 30,4 тыс, таким образом, МРОТ, вычисленный по новой методике, прибавит всего 600 рублей по сравнению с действующим.

Правительство обещает пересматривать соотношение ПМ и МРОТ к медианным доходам не реже, чем раз в пять лет (и только в сторону увеличения). Регионам, где ПМ ниже федерального, предписано постепенно подтягивать черту бедности к общероссийскому стандарту.

В любом случае, инициатива крайне спорная, и многие эксперты говорят о преждевременности такого подхода.

— Считаю, что это не просто преждевременно, это бессмысленно, — говорит директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

— Помните, как в басне Крылова —- «А вы друзья, как не садитесь…». Так и в этом случае: «А вы, друзья, как не считайте доходы россиян, они от этого не повысятся». Полагаю, что за идеей отказаться от натуральных показателей при расчете уровня бедности и перейти на медианный показатель кроется не более чем уловка посчитать одну из самых вопиющих проблем так, чтобы она смотрелась менее позорно для власти. Словом, изменение методики подсчета бедности — это имитация решения проблемы.

Так, если бы чиновники думали о реальном её решении, а не о том, чтобы навести тень на плетень, они занимались бы не заменой методики подсчета уровня бедности на более сложную (чтобы запутать положение дел), а, например, повышением абсолютной величины МРОТ. Но здесь задача стоит другая — как при помощи эквилибристики подсчета получить меньшее число официально бедных, ну и отчитаться затем перед президентом о «позитивных» сдвигах в решения проблемы.

«СП»: «Медианный среднедушевой доход — условная величина. Непонятно, как его высчитывать, если у нас есть огромный неформальный сектор; если половина населения получает зарплаты в конверте или продает что-то, и налоги не платит». Медианная зарплата в регионах с высокой долей теневой занятости занижена, считают эксперты. Так ли это?

— Безусловно, любое усложнение в подсчетах социальных показателей снижает достоверность результата. При этом утверждение, что медианная зарплата в регионах с высокой долей теневой занятости занижена — не серьезный аргумент, поскольку в этих же регионах занижена и доля реальных расходов населения: например, на вынужденные взятки, поборы, штрафы и т. п. Кроме того, при подсчете стоимости потребительской корзины статистики постоянно используют устаревшие цены. Но самое главное: считать надо «основное тело» дохода. Все остальное от лукавого: от стремления государства залезть в карман налогоплательщика, в котором по определению пусто. Достаточно вспомнить Голикову, которая утверждает, что пенсионеры живут не на пенсию и им помогают дети. Вот то, что некоторым пенсионерам помогают дети, чиновника волновать не должно: это ведь не система, а результат безысходности. При том что многие пенсионеры от своих пенсионных крох продолжают отстегивать детям, этого Голикова предпочитает не замечать.

«СП»: При этом медианная зарплата в России ближе к уровню жизни социальных низов, чем к достатку, характерному для среднего класса. Ее покупательная способность падает…

—Это еще один аргумент против перехода на новую методику подсчета.

«СП»: По мнению коллектива ученых Российской академии наук, «социально приемлемая» корзина должна быть примерно втрое дороже нынешней, что составляет 28−34 тыс. рублей в месяц (то есть фактически соответствует медианной зарплате). Согласны ли вы с этим? Насколько нынешняя «потребкорзина» позволяет обеспечивать приемлемый уровень жизни?

— Здесь возникает вопрос: что считать приемлемым образом жизни? Приемлемым для кого — для бомжа или нищего? Нынешняя «потребкорзина» в РФ чрезвычайно занижена и намеренно не учитывает специфики реальных затрат человека, связанных не только с продуктами питания, одеждой, транспортом, ЖКХ и товарами первой необходимости. Самое главное, что она не учитывает средний уровень приходящихся на человека штрафов (в среднем — 1 штраф в месяц от ГИБДД), обязательных налогов (например, на капремонт, имущественный, транспортный и т. п.), страховок и процентов по кредиту, а также разного рода поборов и плат по месту жительства, на дачных участках и т. п. В России при расчете «потребкорзины» учитываются всего 156 позиций в сравнении с более чем 300 в США.

«СП»: Значит, действительно, власти занижают уровень бедности? Для чего? В чем вообще мысль всей этой реформы?

— Российские чиновники занижают уровень бедности для того, чтобы их социальная политика выглядела не такой позорной и, по сути, преступной, какой она является в действительности. Но реальной борьбой с бедностью в России не пахнет, так как нажива правящего класса как раз за счет основной массы населения является ее классовым кредо.

— Инициатива правительства об изменении принципов расчёта прожиточного минимума интересная, — считает руководителя регионального отделения партии «Справедливая Россия» в Пензенской области Анна Очкина.

— Предполагается отталкиваться не от потребительской корзины, а от уровня заработков и сделать прожиточный минимум в размере 42,2% от медианной зарплаты. Это повысит и прожиточный минимум, и МРОТ, что хорошо. Но у меня есть ряд замечаний.

Во-первых, у нас зарплаты занижены по отношению к количеству и качеству труда, по сравнению с квалификацией. Во-вторых, почему не модернизировать корзину, не расширить ее состав, сделав потребительскую корзину адекватной, пусть минимальным, но объективно реальным потребностям? И, в-третьих, прожиточный минимум пенсионера предлагается сделать в 86% процентов от расчётной величины, от этих самых 42 процентов медианной зарплаты. А это несправедливо и неверно, это закрепляет снижение качества жизни с возрастом.

В целом эта инициатива снижает социальную ориентированность политики правительства в сфере заработной платы. Прожиточный минимум и МРОТ будут связаны не с объективными потребностями граждан, а с довольно случайной величиной, медианной заработной платой.

Медианная заработная плата зависит от ситуации на рынке труда, а она у нас не в пользу работников. Кроме того, она отражает и неравенство оплаты труда по регионам.

Про невыгодную для работников ситуацию на рынке труда: у нас безработица низкая, однако вакансии с достойной или просто приемлемой заработной платой, дефицитны. Вывод: нужно модернизировать состав потребительской корзины, делать его максимально близким к реальным потребностям граждан…

«СП»: В чем, по-вашему, истинный смысл реформы, предлагаемой правительством? Нет ли тут желания сымитировать снижение бедности?

— Есть. И это способ «обмануть» статистику, не учитывая инфляцию, которая растет, и не учитывать реальные изменения объективных потребностей. Например, сегодня невозможно быть не исключенным из общества тем, у кого нет доступа в интернет, и хотя бы примитивного смартфона…

«СП»: Идея прозвучала одновременно с новыми «социальными» заявлениями Владимира Путина. Встречаясь с сенаторами, президент назвал снижение бедности «одной из наших ключевых задач» и анонсировал увеличение выплат малоимущим. Получится ли снизить? Данные Росстата говорят о росте бедности на фоне коронакризиса. Можно ли что-то изменить в этих условиях, или пока эпидемия продолжается, снижения бедности не будет, что ни предпринимай?

— Можно затормозить рост бедности, снизить такими мерами тревожность в обществе не получится.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

четырнадцать − 4 =