Business is booming.

«События в Карабахе — это часть плана укрепления позиций Турции на постсоветском пространстве»

0 4

«События в Карабахе — это часть плана укрепления позиций Турции на постсоветском пространстве»

Точки на карте: одни уже горячие, другие нагреваются. В конце сентября заполыхал Карабах: начался очередной виток войны за этот небольшой регион между армянами и азербайджанцами. Еще раньше затлела Белоруссия, где после победы Александра Лукашенко на президентских выборах начались массовые протесты, с излишней жестокостью подавляемые силовиками. В Киргизии тоже возмутились результатами предварительных выборов в парламент (четыре из трех прошедших партий считаются провластными) и народ вышел протестовать против фальсификаций. В Бишкеке был введен режим ЧП, многие люди пострадали. Выборы прошли и в Таджикистане, но скучно, без интриги: действующий президент Эмомали Рахмон был избран в пятый раз, набрав 91% голосов.

Самые, пожалуй, интересные процессы происходят в Белоруссии: многим они напоминают попытку устроить «майдан» по примеру украинского. Ситуация остается динамической и до сих пор будущее страны не определено. Иногда казалось, что Лукашенко уже потерял все и спасет его только вхождение Белоруссии в состав России, иногда — что протесты уже улеглись и страна успокоилась. На данный момент последние новости таковы: Лукашенко все еще крепко держится за президентскую власть, но уже допускает возможность перераспределения властных полномочий, в частности, передачи их от президента правительству.

«Поскольку в последнее время много говорят о перераспределении полномочий, явно кому-то их не хватает, а в основном это правильно: правительство и другие органы власти надо догружать, снимать с президента несвойственные вопросы», — заявил белорусский лидер.

Что это: разумный шаг несменяемого президента, готового пойти навстречу своему возмущенному народу, или вынужденная уступка силам, которые мы условно назовем «промайдановскими»?

Есть и другие вопросы. Протесты в Киргизии — что за ними стоит? «У нас народ-герой, — с гордостью говорил мне таксист-киргиз, когда в Бишкеке начались митинги, — у нас уже пятый президент». ЧС в Бишкеке — это внутреннее дело Киргизии или очередной «майдан»?

И, конечно, нельзя не задаться вопросом, правы ли те, кто считает конфликт вокруг Нагорного Карабаха частным делом Армении и Азербайджана? Можно ли говорить вообще, что России не должно быть дела до процессов, происходящих в бывших республиках Союза?

Поставим вопрос следующим образом. К чему все идет — к условной победе «промайдановских» сил и разобщению бывших республик или все же нагревание точек на карте — это шанс объединиться вокруг России?

Центробежные силы и пояс нестабильности

Политолог Каринэ Геворгян в интервью СП отметила, что следует отметить нелинейность происходящих процессов:

— Прежде всего я считаю, что нужно трезво посмотреть на те точки поражения, которые Россия понесла на постсоветском пространстве, а также внутри — то есть, по ближнему внешнему контуру, внутри и по внутреннему контуру и по дальнему контуру. Мы видим, что по дальнему внешнему контуру технологии, которые применяются по отношению к России, делают любые усилия российской власти настолько токсичными, что даже тайные или латентные сочувствующие в Европе или США не могут открыть рот и как-то воззвать к здравому смыслу. Это не удается, пора это признать, — отметила она.

По словам Геворгян, «промайдановские» технологии были инструментом плана «Анаконда».

—  Кроме того, стоит признать, что победы в битвах и даже несколько побед в битвах совершенно не означают победы в кампании. Так Ричард Львиное сердце выиграл все битвы и проиграл все кампании, бывают и такие случаи. Поэтому кампания не проиграна, и это означает, что даже в условиях давления, возможно, вызревает внутриэлитный и внутривластный консенсус в самой России. Здесь следует понять, что реформирование институтов на постсоветском пространстве ни к чему не приведет, нужна их трансформация. Я думаю, что именно Белоруссия и события в Белоруссии активизируют решение этой задачи, — утверждает она.

Каринэ Геворгян отмечает, что если мы говорим о событиях в Киргизии, то помимо сражений, которые происходят в Бишкеке, нужно учитывать очень специфическую и внутренне противоречивую турецкую составляющую.

— Я имею в виду, что есть партия, созданная по инициативе Эрдогана, и очень были сильны партии и движения, которые сочувственно относятся к движению гюленистов, — поясняет она. — Напомню, Фетхуллах Гюлен — глава движения экстремистского религиозного объединения, находится в Соединенных Штатах, и Эрдоган имеет к нему большие претензии. И, надо сказать, в последнее время именно Эрдоган старался укрепить свои позиции в Киргизии, так что эта составляющая во внутрикиргизском конфликте тоже имеет место.

Геворгян считает, что относительно Белоруссии, то тот опыт, что приобретен Лукашенко и властной элитой Белоруссии, достаточно полезен, хотя, безусловно, создал очень стрессовую ситуацию и продолжает ее создавать. Но думаю, что из этой стрессовой ситуации выход будет, — подчеркнула она.

Что касается событий в Закавказье, эксперт отмечает, что не следует их отрывать от Ближнего и Среднего Востока, к которому этот регион тяготеет исторически и географически.

— События вокруг Карабаха — это тоже часть определенного плана укрепления позиций Турции на постсоветском пространстве, так как 29 октября Эрдоган намерен в Баку на Форуме тюркских государств объявить о создании общетюркских вооруженных сил. Это, конечно, очень любопытно, потому что туда включена и Киргизия, и Казахстан, и Узбекистан, и Туркмения, и, разумеется, Азербайджан. Одновременно с этим многие годы в связи с однозначно антирусской политикой грузинских руководителей, можно откровенно говорить, что Грузия находится под ползучей оккупацией Турции, и в геополитическом. В этом плане Эрдоган достаточно реалистично действует, понимая, что Армению ему в любом случае съесть не дадут. Ни Россия, ни Запад. Ну и он идет в обход.

Затем мне представляется, что нужно понять игроков второго эшелона. Именно Эрдоган оказался даже более решительным и более субъектным, чем Европейский союз на этом фоне. Но это не значит, что все похоронено. Мы не знаем, как будут разворачиваться процессы в Европе. На сегодняшний день те силы, которые могли бы поддержать Москву в ее политике и геостратегии, вынуждены молчать. Но это не значит, что они умерли и вовсе отступили.

Поэтому необходимо сбить темп разворачивания этих сценариев хотя бы на оперативном уровне, — считает Каринэ Геворгян.

Политолог Кира Сазонова отмечает, что жителям постсоветского пространства свойственны «фантомные боли по Советскому Союзу», усугубленные тем, что во время распада СССР многие вопросы не были юридически урегулированы.

— «Промайдановские силы» создают вокруг России «пояс нестабильности», — отметила она. — Однако стоит отметить, что и Белоруссия, и Армения в случае действительно серьезных проблем обращаются к России. Россия в этом случае выступает как некий гарант. То есть, вот эти центробежные силы — они-все еще работают.

СССР 2.0

В России сейчас сильны патриотические движения, которые требуют более последовательной защиты прав русских за рубежом и предотвращения повторения «промайдановских» технологий внутри страны.

Например, в программе партии ЗА ПРАВДУ практически открытым текстом провозглашается курс на СССР 2.0. «Создание условий для интеграции с Российской Федерацией всех земель, регионов и сообществ, готовых строить вместе с нами общую цивилизацию. Обеспечение защиты прав соотечественников вне зависимости от места их проживания», — говорится в программе партии. Там же неоднократно повторяется, что курс России — это имперский курс. Надо сказать, идея возрождения империи и СССР 2.0 пользуется достаточно широкой популярностью как среди левых, так и среди правых молодежных течений.

Именно в этом контексте стоит рассматривать то, что происходит на развалинах советской империи.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

шестнадцать − десять =