Business is booming.

В наших аптеках цены на таблетки будут как в Америке?

0 0

В наших аптеках цены на таблетки будут как в Америке?

Еще в конце октября российские СМИ сообщили о критической нехватке лекарств для лечения гриппа, COVID-19, ОРВИ и пневмоний, что в условиях роста сезонных болезней в прямом смысле слова смерти подобно для многих людей. На сайте правительства РФ в этой связи говорится: «Михаил Мишустин отметил, что в последнее время некоторые регионы столкнулись с дефицитом отдельных лекарств из перечня ЖНВЛП (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты). «Такая ситуация недопустима», — подчеркнул председатель правительства.

Федеральная власть отреагировала на пустые аптеки постановлением № 1771 «Об утверждении особенностей государственного регулирования предельных отпускных цен производителей на лекарственные препараты, включенные в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов».

Взять под жесткий контроль рынок лекарств поручено Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения, которая обязана мониторить каждую аптеку и поставщика. Для борьбы с дефицитом введен «индекс отклонения поступления лекарственного препарата в гражданский оборот». Если он менее 30%, нужно бить в набат.

Однако даже от поверхностного знакомства с постановлением № 1771 возникает ощущение о подковерной борьбе между чиновниками и аптекарями вокруг предельной цены на ЖНВЛП и обычные лекарства. Шумиха, что дефицит возник из-за вводимой цифровой маркировки, похоже, многократно преувеличена для отвода глаз.

Такое впечатление, что задержка с кодами и проблемы с транзакциями кем-то сделаны специально, чтобы скрыть другую более опасную проблему. Из-за обрушения курса рубля многие лекарства, в недавнем прошлом доступные, становятся не по карману населению. Именно поэтому власть пытается, с одной стороны, создать механизм оперативной перерегистрации предельной отпускной цены на лекарственный препарат. С другой стороны — притормозить неконтролируемый рост ценников, бегущих вслед за стоимостью твердых валют.

Для этого участники аптечного рынка обязаны уведомлять чиновников о причинах, побудивших их поднимать цену с экономическим обоснованием, а «государевы люди» должны быстренько согласовать новые ценники.

Если вывести за скобки бюрократическое словоблудие, то очередная «особенность государственного регулирования» сводится к одной простой формуле — «перерегистрированная в соответствии с настоящим документом предельная отпускная цена на лекарственный препарат подлежит снижению до минимальной отпускной цены в иностранных государствах, рассчитанной… по среднему курсу соответствующей иностранной валюты к рублю» (см. п 16 — авт.).

Отсюда может быть только один вывод: инспекторы Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения, изучив прайсы поставщиков, пришли к выводу, что, несмотря на упавший ниже плинтуса рубль, в России многие лекарства продаются дороже, чем за границей. Или вообще не продаются, когда аппетитам посредников мешают введенные властями ограничения по отпускной цене.

Однако в разных «иностранных государствах» на одни и те же лекарства разных марок наблюдаются огромные ценовые различия. Как бы инициатива наших властей не обернулась еще более высокими ценниками. Не секрет, что расплывчатость в законодательных актах всегда работает на дельцов вкупе с продажными чиновниками, что тоже является национальной «особенностью государственного регулирования».

Чтобы понять, к чему может привести постановление № 1771, следует посмотреть на ценообразование в «иностранных государствах», прежде всего, в Индии.

Если Китай называют планетарной мастерской, то Страну священных коров — главным поставщиком дженериков в мире. Например, более 80% антиретровирусных препаратов, используемых в мире для борьбы со СПИД, поставляются индийскими фармацевтическими фирмами. Они также обеспечивают более 50% мирового спроса на различные вакцины, 40% общего спроса на лекарства в США. Но самое главное, индийская биотехнологическая промышленность, включающая биофармацевтику, биоуслуги, биосельскохозяйственное производство, биоиндустрию и биоинформатику, будет расти со средними темпами роста около 30% в годовом исчислении и достигнет $ 100 миллиардов долларов США к 2025 году.

Велика вероятность, что из-за введенного Мишустиным «индекса отклонения» российский рынок лекарств станет клоном индийского, хотя прайсы окажутся как в США или Великобритании, где отпускные цены могут быть самыми высокими в рублевом эквиваленте.

Начнем с Индии. Когда препарат выводится на местный рынок, он обычно находится под защитой патента, срок действия которого составляет 10 лет. В течение этого периода компания, владеющая патентом на препарат, может взимать любую цену. Обычно прайс согласовывается с влиятельными страховыми компаниями, вхожими в правительство. Такие лекарства, по бумагам, значатся, как критически важные, хотя на самом деле, идет игра в плохого и хорошего полицейского.

По оценке индийца Санджева Вайдьянатана, аналитика компании Fidelity Management and Research, причина, по которой фармацевтическая компания патентного холдинга взимает запредельные цены (более 90% валовой прибыли), связана с затратами на исследования, НИОКР и деловой имидж. Деньги нужны как на разработку новых лекарств, так и на продвижение бренда.

После истечения срока действия патента любая фармацевтическая компания может производить и продавать препарат, который уже называется дженериком. Цены на них, само собой, намного ниже, чем у запатентованных лекарств, но и эффективность тоже ниже, чем у новинок. Тем не менее, и здесь возможны спекулятивные игры во время роста глобального спроса, вызванного пандемией. Отрасль дженериков хоть и менее затратна по исследованиям, в любом случае требует определенных инвестиций в НИОКР.

Другими словами, если страна не развивает свою фармацевтику, то она платит огромную дань другому государству. Отсюда вопрос: почему Россия по-прежнему зависит от индийских дженериков, если для выпуска непатентованных лекарств нужна лишь воля властей и порядочность национального бизнеса? Похоже, того и другого у нас просто нет.

Нельзя забывать и о том, что фармацевтические гиганты давно уже поделили мировой лекарственный рынок и контролируют международное врачебное сообщество. Индиец Асим Куреши, гендиректор Jibble. io пишет, что в Стране священных коров многие медики «дружат» с поставщиками лекарств и получают от них подарки. По его словам, «каждая леди-врач, достойная своей помады, получит фирменную помаду, лак для ногтей, очки и множество подобных предметов, если выпишет «нужный рецепт». А это вымывает дешевые дженерики из аптек и, соответственно, сказывается на «нижней цене в иностранном государстве».

Теперь о заграничных прайсах зарубежных поставщиков, Возьмем для примера США.

Аллен Ричардс, исследователь американского рынка, обнаружил, что, к примеру, упаковку антигистаминного средства Benadryl из 48 таблеток можно купить за $ 7,59 в сетевом круглосуточном магазине. Но его полный аналог, правда, с 36 таблетками, в компании Dollar Tree продается всего за $ 1 и, судя по всему, ниже себестоимости. У нас, кстати, цена на «Бенадрил» в Сети начинается с 2 тысяч рублей. Кто же из российских аптек будет торговать американским антигистаминным средством за 80 рублей?

Таким образом, ориентир на минимальную цену в «иностранных государствах» может поставить нашу аптечную сеть в зависимость от ложных ориентиров. После чего поставщикам придется «договариваться» с чиновниками.

Если самим не развивать государственную отрасль дженериков, то победить международных биомонстров всякого рода постановлениями российского правительства просто невозможно. Даже в Индии, где практически все лекарства производятся на местных заводах, власть давно подняла руки вверх перед жадностью фармацевтических дельцов. Все идет к тому, что россияне будут покупать даже самые простые таблетки по американским ценам.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

7 − шесть =