Business is booming.

Зачем Мишустин поставил во главе ФАС питерского вице-губернатора

0 0

Зачем Мишустин поставил во главе ФАС питерского вице-губернатора

11 ноября премьер Михаил Мишустин сменил главу Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Ее новым руководителем назначен Максим Шаскольский — бывший вице-губернатор Петербурга. Игорь Артемьев, который возглавлял ведомство в течение 16 лет, стал помощником премьер-министра.

На встрече с Шаскольским премьер в числе приоритетных задач назвал ликвидацию перекрестного субсидирования в энергетике, регулирование рынка цифровых технологий и работу с людьми по разъяснению ценообразования на электроэнергию, газ и продукты.

Шаскольский на посту вице-губернатора курировал энергетику и тарифное регулирование. При нем впервые в истории тарифного регулирования удалось снизить темпы роста уже ранее утвержденных тарифов по основным видам коммунальных услуг.

Так, тарифы на холодную воду в Питере выросли не на 7%, а на 3,2% для населения и на 3,7% вместо 8% для предприятий, а рост совокупного платежа петербуржцев в итоге составил 0,4% вместо планировавшихся 4,3%. Стоимость отопления и горячей воды снизилась на 0,6%. Экономия жителей города и средств бюджета составила 3 млрд руб. в годовом исчислении. Словом, Шаскольский — это эффективный питерский менеджер.

Что до Артемьева — он получил почетную синекуру. Главой ФАС его назначил Михаил Фрадков, занимавший тогда пост премьера. За время руководства Артемьева были приняты четыре антимонопольных пакета и подготовлен пятый, сформированы законодательные основы защиты конкуренции, в том числе в госзакупках и гособоронзаказе, в сфере тарифов естественных монополий внедрено долгосрочное регулирование. Другими словами, Артемьев ничем себя особо не скомпрометировал — но все же пришелся не ко двору.

Что стоит за рокировкой в ФАС, чем теперь займется антимонопольная служба?

— Я с подозрением отношусь к таким перестановкам в правительстве, когда невозможно объяснить: зачем они делаются, — отмечает президент Союза арендаторов и предпринимателей России Андрей Бунич. — По идее, кабмин должен сперва идентифицировать болевые точки, потом выработать подходы — их должен кто-то озвучить. И только после этого — под новые идеи — должны назначаться новые руководители.

В случае с Шаскольским ничего подобного не происходит. Претензий к Артемьеву нет — на деле, это был далеко не худший руководитель. По крайней мере, он имел личный политический вес — чего другие вообще не имеют. Очень сомнительно, что Шаскольский — малоизвестный чиновник второго уровня из Питера — будет иметь сопоставимый вес в ближайшем будущем.

Этот факт может свидетельствовать об ослаблении ФАС. Замечу, что служба сильно политизирована по своим функциям, и что даже Артемьев давно не выступал с какими-то эпохальными инициативами. Монополии при нем преспокойно существовали — но при Шаскольском эта тенденция, надо думать, усилится.

Замечу, если бы ставилась задача обуздания монополизм, во главе ФАС необходима была бы очень серьезная фигура. Как мы понимаем, в такой монополизированной стране, как Россия, решить ее может только человек решительный, с мандатом высочайшего уровня, имеющий огромный личный политический авторитет — фактически, комиссар на должности главы ФАС.

«СП»: — Насколько Шаскольский далек от этого идеала?

— Шаскольский — обычный чиновник, которых назначают в последние годы великое множество. Мы даже не знаем их фамилий — каких-то губернаторов, каких-то «лидеров России».

На деле, это обычная номенклатура — я ее хорошо помню по советской системе. Это личности, которых расставляют «сверху», и которых никто не знает — ни в регионах, ни в отраслях.

Часто этих личностей переводят с одной должности на другую. Но от перестановки слагаемых сумма не меняется: представителей номенклатуры можно двигать хоть по иерархической служебной вертикали, хоть по горизонтали — в системе это не вызовет никаких изменений. Просто одна группка чиновников получает больше возможностей для решения своих вопросов, а другая меньше — только и всего.

«СП»: — То есть, назначение нового главы ФАС ничем не мотивировано?

— Ничем, я считаю. Замечу, что и пять министров из кабмина Мишустина уволили накануне непонятно за что. Единственное, на мой взгляд, разумное тому объяснение — баланс лоббистских интересов изменился. В результате, одних людей, которые до своего назначения на должности никому не были известны, сменили на других неизвестных людей.

Артемьев на этом фоне как раз выделялся. До того, как возглавить ФАС, он выдвигал интересные идеи по борьбе с монополиями. Правда, потихоньку он был инкорпорирован в систему и, можно сказать, обезврежен — сросся с аппаратом.

На мой взгляд, Артемьев всех устраивал. Возможно, он просто слишком долго занимал должность — наверху решили, что ему пора: посидел и хватит.

«СП»: — Насколько борьба с монополиями важна для России?

— Чрезвычайно важна. Настолько важна, что — в теории — ФАС могла бы стать важнейшим российским ведомством.

Есть только один путь, чтобы повысить конкурентность отдельных предприятий и страны в целом, а также повысить производительность труда — это создание конкурентной среды. А для этого нужно ломать систему интересов, которая сложилась в регионах и отраслях, и которая не стимулирует этих процессов.

Для этого и существует антимонопольная служба. Именно она должна разбить сгустки вредных интересов, и осуществить программу развития конкуренции. Причем, делать это необходимо целевым способом — почему-то руководители России не понимают, что конкуренция не возникнет сама по себе.

Феодализм, напомню, держался ровно до тех пор, пока короли не осознали: нужно бить по интересам феодалов, чтобы давать бизнесу развиваться — ломать и цеховые барьеры, и региональные, — иначе экономика будет загнивать, и давать казне мало денег для войн. Поэтому короли насаждали конкуренцию сверху.

В России, я считаю, очень похожая ситуация. И надо понимать: если не предпринимать ничего — на рынке неизбежно появятся монополисты, это закон. Рынок всегда, предоставленный сам себе, буквально в несколько итераций превращается в монополию. Всегда возникает какая-то группа игроков или несколько групп, и они немного борются между собой. Но потом возникает одна группа монополистов — и возникает прочный застой.

Именно государство заинтересовано в том, чтобы конкуренция развивалась — и потому должно периодически разбивать застой. Это по силам, повторюсь, ведомству с особыми полномочиями, и с весомой фигурой во главе.

Но главное — Кремлю нужно признать, что в России доминируют монополисты.

«СП»: — Как могли бы выглядеть первые реальные антимонопольные шаги?

— ФАС могла бы снять так называемые барьеры входа во многих отраслях, дать возможность развиваться малому и среднему бизнесу. Могла сделать так, чтобы на каждом рынке было достаточное количество поставщиков товаров и услуг.

Понятно, что в нынешней России делать подобное можно только при поддержке силовых структур. Иначе руководителя антимонопольного ведомства сместят с должности. Но пока мы видим в ФАС только аморфные перестановки. Это означает, что в реальности бороться с монополиями никто не собирается — Кремль устраивает статус-кво.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

три × один =