Business is booming.

Зерновые бароны засветились на гречке

0 1

Зерновые бароны засветились на гречке

Картельные сговоры на зерновом рынке — это, конечно, не сходка наркобаронов. Но бывают ситуации, когда попытки обойти закон на продовольственном рынке расцениваются как серьезная угроза национальной безопасности. Похоже, сейчас — именно тот случай.

И теперь те, кто в очередной раз затеял ценовые игры с гречкой, наверняка уже об этом сожалеют. Момент для спекуляции с таким «стратегическим» продуктом был выбран неудачный — страна еще толком не оправилась после весенне-летней отсидки на самоизоляции, а впереди маячит вероятность нового изоляционного периода. Россияне и в обычных ситуациях болезненно реагируют на любой, даже не очень-то значительный рост цен на гречневую крупу. И уж тем более — в условиях еще не побежденной до конца пандемии, когда кому-то снизили зарплату, кто-то потерял работу, а кто-то вообще потерял даже надежду снова обрести возможность зарабатывать.

В такой ситуации власть вынуждена реагировать, действуя на опережение, не дожидаясь скандальных разборок в магазинах у стеллажей с гречневой крупой.

По поручению Генпрокурора России Игоря Краснова организована проверка в сфере ценообразования на продовольственную продукцию. Правоохранителей заинтересовали сообщения в СМИ о резком повышении стоимости гречки и пшена: «Изложенное свидетельствует о наличии возможных правонарушений, связанных, в первую очередь, с картельными соглашениями при аффилированности заинтересованных организаций», сообщила пресс-служба ведомства.

Прокурорам в субъектах РФ дано поручение во взаимодействии с антимонопольными органами организовать дополнительные надзорные мероприятия по обеспечению законности и прав граждан при формировании цен на социально значимые продовольственные товары первой необходимости.

В общем, похоже, зерновые бароны пожадничали, и в результате — засветились перед Генпрокуратурой. И если служители закона в ходе проверок подойдут к проблеме принципиально, то как бы спекулянтам гречкой не то что «при своих», а в убытке не остаться. Ведь могут вылезти наружу такие неудобные подробности, как, например, несоответствие объемов произведенной и заявленной продукции. Или проявится след манипуляций и нарушения нормативов при определении качества зерна и т. п.

Надо полагать, у прокуроров будут вопросы и к Минсельхозу РФ, как к регулятору на продовольственном рынке: почему при повышенном спросе на гречневую крупу ее производство в первом полугодии снизилось — и эта тенденция длится уже не первый год. Что это за рынок такой, когда спрос растет, а предложение падает? Идеальные условия, чтобы диктовать цены.

При этом не стоит ссылаться на сравнительно низкий урожай гречихи в прошлом году, поскольку у Минсельхоза достаточно рычагов (например, повышение экспортных пошлин, лимитный баланс), чтобы, скажем так, умерить экспортные аппетиты производителей и заинтересовать их в продаже сырья производителям гречневой крупы на внутреннем рынке. Однако это не работает. Даже при нынешнем росте объемов урожая.

Из-за таких «парадоксальных» особенностей рост цен на гречку стал неожиданностью даже для отраслевых экспертов. Аналитики зернового рынка в августе и в первой половине сентября уверенно прогнозировали: по мере приближения уборки к завершению и увеличения насыщенности рынка гречихой рост цен должен остановиться, стоимость как гречихи, так и крупы будет колебаться вокруг тех цен, которые сложились на текущий момент — в пределах 5%.

Но оптовые цены на гречиху подскочили на 70%. Почему?

Так сложились реалии, что для большинства населения страны гречневая крупа — это стратегический продукт, особенно при формировании семейных запасов. К тому же, неопределенная ситуация с пандемией может стимулировать рост потребления — на фоне падения производства гречки-крупы. В этих условиях резкий скачек оптовых цен — не очень радостный звоночек, считает директор департамента аналитики Зернового союза России Елена Тюрина:

— По моим данным на настоящий момент гречка стоит уже больше 50 рублей за килограмм. Причем, это в опте. Значит, она у нас с августа подорожала больше, чем на 2 тысячи рублей. Это у производителя. Здесь сложно сказать про фактор. Потому что валовой сбор — это базовый момент, на который ориентируется рынок. У нас валовой сбор в этом году ожидается больше, чем в прошлом: где-то 840 тысяч тонн против 784 тысячи тонн в 2019 году. То есть, мы видим увеличение валового сбора, но оно связано с тем, что у нас увеличились посевные площади под урожай гречихи 2020 года на 50 гектаров. Соответственно, при средней урожайности, а она, скорее всего будет средней, мы получаем валовой сбор больше чем в прошлом году на 50 тысяч тонн. Значит, базовых факторов для резкого роста цен на гречиху, как сырье, как бы нет, ее на рынке будет больше.

Но вот объем производства гречневой крупы в первом полугодии — меньше на 5% (12 тысяч тонн), чем в первом полугодии 2019 года. Вообще, тенденция снижения объемов производства гречневой крупы отмечается с 2018 года. То есть, внутреннее производство сокращается. И здесь два фактора.

Первый — это снижение производства гречневой крупы. А второй — поскольку посевные площади увеличились, можно ждать роста ее производства. Впрочем, есть еще фактор — спрос на гречиху растет. Неопределенная ситуация с пандемией может стимулировать рост потребления. Это, наверное, такой чисто психологический момент. И вот, на сегодняшний момент у нас гречиха в опте стоит дороже чем в прошлом году на 70%.

«СП»: — Должны же быть для этого предпосылки?

— Тут в чем дело. Прошлый сезон формировался как бы с остатком с конца сезона 2018−2019 годов. И формирование сезона 2019−2020 произошло позже, когда стало понятно, что валовой сбор будет меньше. А в 2019—2020 сельхозгоду валовой сбор гречихи снизился на 60 тысяч тонн. То есть, прошлый сезон был дефицитным. Хотя резких скачков цен тогда не было. Сейчас мы видим увеличение валовых сборов гречихи, поэтому серьезных, базовых факторов для резкого скачка цен при производстве гречихи как сырья, я не вижу. Я все-таки больше связываю это с повышенным спросом со стороны населения и сокращения производства гречневой крупы в первом полугодии.

«СП»: — Странно, что снижается производство гречневой крупы при повышенном спросе на этот продукт…

— Таковы данные Росстата. Это не ко мне вопрос. На самом деле 2019 год был неурожайным, было снижение валового сбора, было ограниченное предложение для переработки. А вот в этом году валовой сбор будет лучше. Соответственно, предложение сырья на переработку будет больше. И именно соотношение производства гречихи и потенциального производства гречки-крупы пошло у нас в положительный момент. Но с другой стороны — спрос растет и здесь, наверное, может быть некоторый дисбаланс.

«СП»: — Пока этот дисбаланс вызывает шок. Вопрос о возможности картельного сговора производителей гречки и гречневой крупы уместен?

— Как сказать… Есть фундаментальный фактор — прогноз валового сбора, который больше, чем в прошлом году. Но в рыночных условиях любой производитель заинтересован в увеличении получаемой прибыли. Поэтому, если спрос есть — почему не повысить цену? А по поводу картельного сговора… У нас достаточно много производителей, поэтому всякое возможно. Но я думаю, что об этом надо будет говорить несколько позже, наверное, в октябре, когда мы посмотрим, какая будет ценовая динамика и будет не прогноз, а конкретика по валовому сбору.

«СП»: — Но с условием непредсказуемости пандемии, Генпрокуратура не зря озаботилась текущими показателями цен?

— В прошлом году средняя цена гречневой крупы была 47 рублей, а какой она будет в нынешнем, если сегодня цена на гречиху у производителя стала выше на 70%, чем в прошлом году? Да, этот момент такой, настораживающий. Ведь у нас уже были моменты, когда в рознице цены были по 90 рублей за килограмм. Пока рано подводить итоги, но, надо признать, это такой звоночек не очень радостный.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

семнадцать − шесть =